Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Глава 5

Шаман пел о море, о волнах, вздымающихся до небес, о бескрайней синеве и бесстрашных Лолампо, покоряющих стихию. Он рассказывал, как предки строили лодки и выходили в море на рассвете. Большая вода пугалась великих воинов и старалась отступить, море возвращалось лишь после полудня, когда воины покидали его воды. Я догадалась, что речь идёт о приливах и отливах.

Описание моря в песне было невероятно реалистичным, а это значит, что когда-то Лолампо жили на побережье. Так и оказалось. Шаман поведал о том, как однажды море взбунтовалось и пошло на Лолампо войной. Многие тогда погибли, но и море оказалось бессильно. Оно выдохлось и отступило, оставив победу Лолампо. Я предположила, что речь идёт о цунами.

Море затаило злобу. Оно знало, что не достать ему людей и решило отомстить с помощью хитрости. Оно привело сотни сотен плотов с нелюдями. Пришельцы ступили на берег и обратили оружие против Лолампо. Лучшие воины племени погибли ещё в схватке с Большой водой, защитников почти не осталось, и людям пришлось отступать. Лолампо молили предков о помощи, и на их зов откликнулся дух охотника Моно, который обратил нелюдей в бегство. Лолампо поселились в долине, где и живут до сих пор.

«Культурная программа» оказалась на столь бесполезной, как я себе представляла. Я узнала, что где-то здесь есть море. Логично предположить, что на востоке, поскольку именно там обитают племена нелюдей. У меня по-прежнему нет никаких сведений про западное направление, утверждение, что именно там вход в страну Уша, не в счёт, поскольку никакой практической значимости не несёт. Выходит, я нахожусь либо на материке, либо на очень большом острове. Впрочем, какая разница? На восток бежать нельзя, поскольку тамошние племена меня выследят и убьют. Север и юг – горы. Остаётся один путь – на запад, про который Лолампо, судя по всему, не знают ничего, они же там не жили…. Думаю, запад необитаем. Хорошо бы.

Возвращаясь в хижину, я думала цивилизации. Раз никакие «европейцы» у Лолампо не объявлялись, то цивилизации, скорее всего, ещё не существует, либо она недалеко ушла от уровня туземцев. Вру, конечно. Между Средневековой Европой и Первобытной Африкой пропасть, но для меня, привыкшей к мобильнику и антибактериальным влажным салфеткам, её глубина не имеет значения. Вспомнилось, что долгое время в Европе помои выливали прямо из окна на улицу. Дикость же.

Следующие дни ничем друг от друга не отличались. Я вставала на рассвете, отправлялась на поиски еды и к вечеру возвращалась. Один раз столкнулась с Лодой, и она повторила своё пророчество, а я впервые по-настоящему задумалась о магии. Сейчас пророчество старухи воспринималось по-новому. Лода каким-то образом «увидела», что я собираюсь бежать на запад и сказала об этом в доступной ей форме. Наверное, она сама не до конца понимает своё предсказание, иначе давно бы била тревогу, к тому же она безумна.

Словом, я получила косвенное доказательство, что магия существует. Явления сверхъестественного порядка я уже испытала на собственно шкуре, но полёт к чёрной дыре и переселение моей души в тело Иды не доказывают, что человек может провидеть будущее и колдовать. Надо бы присмотреться к шаману.

Сегодня племя провожает охотников на Большую охоту, шаман будет работать – призывать удачу для мужчин. Посмотрим, чего стоит его шаманство. Я пришла к алтарному камню одной из первых. Место мне полагалось дальнее, поскольку в иерархии племени я была в самом низу, ниже только малолетние дети. Я села так, чтобы спины старейшин не закрывали мне обзор. Пока ждала начала, обдумывала побег. От невнятных мечтаний я давно перешла к пошаговому планированию. Нужно сделать себе похоронку с едой на первое время, собрать корзину с самым необходимым – кувшин с водой, вяленое мясо, целебные травы, заточенный камень, выполняющий функции ножа, металла Лолампо ещё не знали, запасной камень. Я прикидывала, как аккуратнее выкрасть и припрятать орудия, которые наверняка мне пригодятся. Всё же я собираюсь быть отшельницей. Представив в красках своё будущее, я вздрогнула. Очень может быть, что, приняв решение бежать, я погорячилась.

Если я права и запад необитаем, то я обречена на вечное одиночество. За несколько лет я одичаю, забуду человеческую речь и в конце концов сойду с ума. Если я ошиблась и на западе живут другие племена, меня, вероятнее всего, просто убьют. Может быть, семь-десять лет предпочтительнее?

Заунывное «а» на сей раз тянули старейшины. Мужчины, отправляющиеся на Большую охоту, выстроились за их спинами и в бодром ритме принялись потрясать каменными ножами и выкрикивать резкое:

- У!

Не участвующие в действе члены племени стали постепенно подниматься на ноги и нервно приплясывать. Я почувствовала, что и мне хочется начать дрыгаться в такт уханью воинов. Мышцы сами собой стали подрагивать, я вспотела, в глазах появилась резь. Странно и очень уж подозрительно.

Откуда-то сбоку к алтарному камню метнулся ученик шамана, одетый в шкуру животного, к голове у него были прикручены рога, а сзади болтался хвост, похожий на лошадиный.

- Злой зверь!

- Злой зверь пришёл! – закричали старейшины, охотники замолчали, а женщины и вовсе попятились прочь. Я сделала вид, что отступаю вместе с ними. Ученик шамана, изображавший злого зверя, заметался вокруг алтаря. С рычанием он наскакивал на старейшин, и те отодвигались. На лицах соплеменников я видела выражение полнейшего ужаса. Дети начали плакать, какая-то девушка закричала, и ученик шамана рванул к ней, подскочил. Женщина подняла руку, закрывая лицо, актёр же ударил её в полную силу по голове, и женщина упала без сознания. Чёрт, он ей до крови лоб рассёк.

Лолампо уже были на грани массовой истерики. Ужас перед чудовищем витал в воздухе, а зверь, ученик шамана, бесновался всё больше. Стоявшая рядом со мной девушка упала в обморок. Кто-то ещё закричал, и зверь направился на голос, но тут на поляну вышел шаман, одетый как охотник, в руках он сжимал копьё с каменным наконечником.

- Моно!

- Моно пришёл! – приветствовали его Лолампо.

Шаман и ученик вступили в ритуальную схватку. Чётко выверенные движения завораживали, и в то же время, мне было противно следить за происходящим. Шаман и ученик щадили друг друга, лишь обозначали удары, схватка была зрелищной и абсолютно безопасной. Женщина слабо застонала и попыталась сесть. Никто не спешил ей помочь. Я отвернулась.

Схватка злого зверя и Моно достигла кульминации. Охотник нанёс удар, поразивший зверя в грудь. На самом деле шаман остановил копьё вовремя. Зверь взмахнул когтистой лапой и поразил охотника. Зверь умер первым. Ученик шамана красиво упал навзничь, сбросил костюм и на четвереньках отполз за алтарный камень, шкура, рога и хвост остались лежать перед зрителями.

Моно обратился к соплеменникам и принялся долго, с пафосом рассказывать, как он их спас, и как теперь Лолампо должны его чтить и чествовать. Он обещал, что будет сдерживать злого зверя в стране Уша, и не позволит ему тревожить потомков, для этого Лолампо должны приносить ему еду и оружие.

Я особо не вслушивалась, ждала, когда всё, наконец, закончится. Шаман схватился за грудь, Моно был смертельно ранен, он демонстративно покачнулся и пошёл прочь на запад. Племя провожало Моно безмолвием.

Где-то через четверть часа шаман вернулся, он был одет в свою обычную шаманскую одежду – набедренную повязку и безрукавку, сшитую из шкур, на шее висела гирлянда из сотни разномастных бус, запястья и лодыжки были украшены браслетами, а в волосах торчала трава, ветки, перья и косички, сплетённые из полосок кожи.

- Ооо, - завёл шаман, и охотники дружно сделали шаг вперёд.

К алтарному камню выбежали ученики шамана, на сей раз оба, они были одеты в шкуры животных и изображали животных, отсутствие рогов чётко показывало, что сейчас они играют роль простой добычи, никакого отношения к злому зверю не имеют.

Сначала ученики пустились в пляску. Некоторое время им позволили порезвиться, а потом вступили охотники. Мужчины разошлись веером и начали медленно обступать свих жертв, стремительно бросились в погоню, потрясая каменными ножами. Я отстранённым любопытством задумалась, будут ли они бить по-настоящему, как раньше ученик шамана ударил женщину, или ограничатся имитацией удара. Один из воинов вырвался вперёд, настиг ученика шамана, повалил того на землю, сам прыгнул сверху, с силой опустил камень в землю в нескольких сантиметрах от головы пойманного и победно закричал.

Второму ученику повезло меньше. На него навалились толпой, случилась куча-мала. Кажется, его основательно потрепали, и неизвестно, чем бы дело кончилось, но шаман запел, возвещая, что Лолампо дана удача в Большой охоте. Про ученика тотчас забыли, и он смог отползти подальше.

Второй, менее пострадавший, уже нёс кувшин с каким-то напитком. Первыми доступ к пойлу получили старейшины, следом за ними глоток сделала хозяйка. Ученик перешёл к охотникам. Я наблюдала, как у людей начинает меняться выражение лица, осознанность сменялась безумием, они начинали вихляться, махать руками, крутиться на месте и совершать массу бессмысленных движений. У одного из старейшин изо рта потекла слюна, глаза его закатились.

Люди тянулись к кувшину, будто умирающие от жажды. Я чувствовала, что и мне нестерпимо хочется сделать глоток. Руки уже тряслись, в ногах появилась слабость, меня зазнобило. Да это наркотик! А мне досталось тело начинающей наркоманки.

Ученик шамана шёл с кувшином ко мне. Предвкушение смешалось с отвращением и лёгкой паникой. Мало того, что мой нынешний образ жизни не способствует долголетию, так ещё и травиться предстоит. Разумом я всё понимала, но тело предавало и тянулось к кувшину, желая получить дозу.

- Нет, - мысленно сказала я себе, уткнулась лицом в кувшин и притворилась, что делаю глоток, на самом деле я губами к кромке даже не прикоснулась. Столько слюней оставили – фу! Хотелось немедленно утереться.

Ученик шамана подошёл к двум девушкам, последним, кто не выпил пойла. Взгляд их тотчас затуманился, они «поплыли» и перешли в состояние полного безволия и неадеквата, делай с ними, что хочешь, а наутро они и не вспомнят.

Я с тихим ужасом наблюдала за начинающимся безумием, охватывающим людей. Я попятилась. На меня уже никто не обращал внимания, наверное, можно спрятаться, уйти из поселения и переночевать где-то, ничего не случится и никто не заметит. Меня как обухом по голове стукнуло – ни шаман, ни его ученики не принимали пойла, они трезвые, а стало быть высовываться нельзя, хоть и очень хочется.

Заозиралась в поисках выхода. Вроде бы, сейчас памяти Иды я не слишком доверяла, тому, как на человека повлиял наркотик, значения не придают, следовательно, можно изобразить любую реакцию. Я скопировала состояние молодой женщины, упавшей навзничь и впавшей в забытьё. В отличие от неё я отошла подальше, чтобы не затоптали и не тронули.

Шаман начал обходить беснующихся, ползающих, дрыгающихся, лежащих неподвижно. На всякий случай прикрыла глаза и повернула голову так, чтобы ему моё лицо было плохо видно, зато я могла отследить приближение чужаков, про его учеников тоже нельзя забывать. Шаман прошёл мимо, не слишком мной интересуясь. Повезло.

Я так и лежала в диком напряжении. Было страшно, мышцы ныли, а голова болела, телу требовалась доза, которой я не дала. К утру мне стало совсем плохо, но я терпела и тихо радовалась тому, что соплеменники угомонились. Они попадали, кто где был, и заснули мёртвым сном.

И я ещё сомневалась, бежать ли мне? Однозначно – бежать. Сегодня же прихвачу полоску вяленого мяса и спрячу в тайнике, который уже сделала в расселине Северной скалы, как я про себя назвала гору. Предпочитаю свихнуться от жизни в полной изоляции, чем остаться в племени. Ничего, пораскину мозгами, найду себе другое племя и прикинусь посланницей небес, как я уже и думала. Но пошаговым планированием займусь, когда сбегу.

Рассвело. Из-за горизонта появилось солнце. Лолампо начали приходить в себя. Первым попытался встать один из охотников. Смуглая кожа приобрела сероватый оттенок. Мужчину повело вбок, и он схватился за голову, я с мрачным удовлетворением пожелала им всем мучиться похмельем подольше, ибо пить надо меньше.

Я показала, что очнулась, после того, как встали три или четыре девушки моего возраста. Мы вместе развезли баланду из семян, которые мысленно я продолжала обзывать фасолью. Котёл пришлось оттаскивать вместе с девушками на пригорок, где мужчины будут завтракать. То есть, они тащили, а я притворялась. Дальше пришлось прислуживать охотникам – подносить им кувшины с водой и запечённые в углях плоды, напоминавшие по виду кокос, те самые, которые я как-то принесла.

Через час-полтора мужчины отбыли на Большую охоту, и я было надеялась поесть, но напрасно. Оклемавшиеся жёны старейшин принялись кормить своих мужей. Шаман, хозяйка и их ученики питались отдельно. После старейшин еду получили не ушедшие на охоту, а оставшиеся защищать поселение воины. Матери покормили детей, и только ближе к полудню к остаткам в котле приблизились женщины. Сначала старшие и лишь в самом конце девушки, ещё не родившие ни одного ребёнка. Я была в их числе.

Есть из котла я не стала, да и нечего уже было, его вылизали до нас. Я получила воду, запечённый плод и, пока никто не видел, утянула две полоски вяленого мяса. Одну съем сегодня, а вторую спрячу. Попутно я размышляла об укладе жизни в племени.

Главными считались мужчины. К некоторым женщинам, хозяйке, например, или старой Лоде, прислушивались, но всё же…. Не хотелось бы узнать, что старейшины отправляют меня в Дом Жизни. Однажды этот приказ прозвучит, а права возразить у меня не будет.

Я привычно отправилась прочь из поселения, прихватив пару пустых корзин. Я уже наловчилась набивать их «кокосами» в кратчайшие сроки. Да, нести эти плоды тяжело, но зато я получала массу свободного времени, я могла вдоволь накупаться, отмыться, днём поспать и просто посидеть, подумать о будущем, которое упорно рисовалось только в мрачных красках.

Сегодня я совершила ещё одно открытие. Раньше, занятая исключительно попытками не выдать себя и устроиться как можно комфортнее, я не обращала внимание ни на что больше, а сегодня до меня со всей ясностью дошло, что я хожу полуголодная. Организму нужно мясо, которого практически нет. Да хоть какая-нибудь нормальная еда! Я не верблюд, чтобы от случая к случаю жевать растения.

Взгляд зацепился за нагромождение веток под кустом. Я присмотрелась и обнаружила самое обыкновенное гнездо. В гнезде сидела птица с серым невзрачным оперением, крупная, поменьше курицы и косила на меня глазом. Я шагнула к ней, и птица начала беспокоиться, но не пыталась улететь, скорее, готовилась напасть. Я не поверила своей удаче – птица высиживала яйца. Иначе с чего ей не улетать?

Ни разу не слышала про птицу, чьи яйца негодны в пищу. Воробьиные, насколько я знаю, не едят, но не из-за яда в них, а скорее из-за того, что просто не принято. Кому нужны вороны вместо кур? Я помялась и решилась. Что я теряю? Почти ничего. Авось, не отравлюсь. Птица же. Я отошла подальше, поставила корзины в траву, они мешать будут, и вернулась к гнезду. Птичка, прости. Я дёрнулась вперёд, она раскрыла крылья в попытке защитить своих невылупившихся детей, пригнула шею, защёлкала клювом. Я подсунула руку ей под живот и опрокинула навзничь. Пока птица барахталась, у меня появилось несколько секунд. Пять яиц в гнезде. Я взяла два, в каждую руку по яйцу, подорвалась и бросилась прочь. Птица меня не преследовала.

Я спряталась в небольшой пещерке у подножия Северной скалы. Охотники ушли, и можно надеяться, что никто не заметит моих художеств. Отставив корзины к дальней стене, я отправилась к ближайшим зарослям кустарников и очень быстро набрала несколько охапок годных в топку веток. За водой пришлось бежать к роднику, благо их несколько и возвращаться в поселение не нужно. На роль кастрюли я приспособила глинный кувшин.

Сварить яйцо – дело пяти минут. Я угробила почти час: сначала искала дрова, потом высекала камнем искру и пыталась поджечь сухие травинки. Ждала, когда вода закипит. Столько усилий, а получила два сваренных вкрутую яйца. Ела с опаской. Вкус был непривычный, чувствовалось что-то мускусное. Но всё же я впервые за эти дни получила от еды истинное удовольствие. Заела их я полоской вяленого мяса.

К вечеру, как повелось, я вернулась в посёлок, сдала «кокосы», кувшин ягод, три съедобных корня и отправилась спать в свою хижину. Следующие два дня прошли спокойно. Я потихоньку готовилась к бегству, решила, что дождусь возвращения мужчин с Большой охоты. Надеюсь, они вернутся с добычей, мне она не повредит.

На свою голову дождалась. Вечером третьего дня шаман собрал племя у алтарного камня и объявил, что охотник Локо теперь Моно-Локо и ему нужна жена.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru