Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Глава 3

Причин не выполнить распоряжение целительницы у меня не было. Прокипятив ткань, я дала лоскутам высохнуть над огнём и вернулась к мужчине. Он вновь заговорил на непонятном языке, что не мешало в общих чертах понять смысл сказанного. Наверняка ругательства пополам с проклятиями. Когда я склонилась над его плечом, пленник задёргался. Мало того, что я слабо представляю, как наложить повязку, мало того, что бинтовать придётся, не снимая пут, так ещё и пациент буйный, мешает себя лечить.

Я отстранилась. Возможно, лучший выход – мужчину не трогать, только я боюсь, что рана может воспалиться. Так, а Ида что-нибудь полезное о врачевании знает? Оказалось, что да. Ида была хорошей травницей, иначе бы хозяйка её к себе даже близко не подпустила. Я прошлась вдоль предоставленных мне снадобий и обнаружила коллекцию дурманов, как сильнодействующих, так и относительно слабых. Ида в них разбиралась прекрасно, извлекать нужные сведения из её памяти получалось неожиданно легко.

Я налила кипячёной воды в небольшую глиняную плошку очень похожую на пепельницу, отжала в воду сок округлого рыжевато-ржавого плода, добавила порошок из протёртого корня другого неизвестного мне растения. По идее, вместе они должны вызвать у пациента глубокий сон. Я вернулась к мужчине с плошкой в руках, встала на колени, чтобы обрести устойчивость, зажала ему нос, приложила плошку к губам и, пролив половину, вынудила сделать два полноценных глотка. Мужчина задёргался, попытался ругаться, но постепенно обмяк, а пару минут спустя смачно захрапел.

Подождав, пока он окончательно уснёт, я потрогала его, проверяя реакцию. Мужчина действительно спал. Вот и замечательно. Я тщательно обмыла кожу вокруг раны, наложила повязку, зацепив ткань под верёвки. Теперь, пожалуй, всё. Можно и самой отдохнуть. Я свернулась калачиком в углу хижины, закопавшись в ворох сухой травы.

Сон, несмотря на усталость, не шёл. Вспомнился утерянный дом, друзья, родные. Хорошо, что я не была единственной дочерью, родителям будет легче пережить мою смерть, зная, что у них есть ещё дети. Что-то солёное попало в рот, скатившись по щеке. Ничего уже из того, о чём я мечтала, не случится.

Я с силой прикусила щёку, боль помогла взять себя в руки. Нет воспоминаниям девочки Ольги, теперь я Ида и никак иначе. Нельзя думать об утерянном, нельзя раскисать. Я закрыла глаза и принялась считать овец. Представила зелёный лужок, ажурную низкую изгородь и белую кудрявую овцу. Животное в моём воображение лениво ткнулось мордой в заборчик, отошло на несколько шагов, разбежалось и прыгнуло. Следующую овцу я представила чёрной. Первая, вторая, третья…. Я заснула.

Утро наступило для меня неожиданно рано. Рассвет только занимался, солнце ещё не взошло, но я уже не спала, хотя явно не выспалась. Я зевнула, попробовала повернуться на спину и снова уплыть в страну грёз, но ничего не выходило. Причину я поняла довольно быстро – Ида всегда вставала на рассвете, и тело следовало многолетней привычке.

Пришлось вставать, лежать и таращиться в пустоту бессмысленно. Я потянулась, сделала несколько упражнений, затем проверила раненого. Повязку следовало сменить, этим я и занялась, благо снотворное на мужчину всё ещё действовало. Рана, кстати, явно подживала, выглядела уже совсем хорошо. Полагаю, мой пациент выздоровеет в рекордные сроки.

Теперь следует озаботиться завтраком, как для себя, так и для пленника. Радует, что есть я буду в одиночестве: ничьих немытых рук в моей тарелке. Я быстрым шагом направилась в поселение. Вообще-то, я немного беспокоилась, потому что уже успела перешерстить воспоминания Иды, и знала, что мне отдельное питание не полагается, но сегодня особый случай – я прохожу испытание.

У первой же хижины я встретила соплеменницу. С отрешённым видом она кормила грудничка, рядом с ней сидел мальчик лет двух и увлечённо сосал палец.

- Здравствуй, Гата, - поздоровалась я, как полагается. Гата мотнула головой и не озаботилась ответом. Пока ей можно меня не замечать: я ещё никто, а она уже родила то ли троих, то ли пятерых, провоцировать очередной приступ головной боли ради точных цифр я не стала. Почему-то воспоминание о возрасте Гаты всплыло само – на четыре года старше Иды. Я ужаснулась. Гата выглядела так, будто старость к ней уже подкралась. А сколько же лет хозяйке и старой Лоде? Если вспомнить продолжительность жизни людей первобытнообщинной эпохи, то получается, что финал случается в двадцать пять-тридцать.

Стоп. Это получается, что мне осталось лет семь жизни и пара лет глубокой старости?!

Я по-новому посмотрела на доставшееся мне тело: Ида была совсем юной, но тело уже порядком изношено. Чтобы прожить долго, мне нужно к цивилизации. Даже если предположить, что я сумею привить туземцам новый образ жизни, хотя это несбыточные фантазии, то всё равно долго не протяну, потому что телу требуется полноценное лечение. Я отогнала нерадостные мысли подальше.

Две женщины сидели у большого чана и стряпали нечто, что на вид было несъедобным. Я поздоровалась, как полагается. Та, что была моложе в ответ сказала:

- Ида.

Вторая промолчала. Я объяснила, что хозяйка устроила мне испытание, поэтому присоединиться к общей трапезе не могу.

- Дай ей, - распорядилась старшая женщина.

Мне выдали миску с продолговатыми крапчатыми семенами, похожими на фасоль и тонкую полоску копчёного мяса. Я приняла полагающуюся мне порцию, поблагодарила и поспешила прочь. Еды мне дали ровно столько, чтобы не умереть с голоду, сыт этим не будешь. А ведь мне ещё пленника кормить. Постаралась вспомнить, нет ли на этот счёт каких-нибудь табу. Табу не было, ибо кормить врага – дикость несусветная, никому и голову бы не пришло делиться едой с нелюдем.

Я вернулась в хижину, поставила семена вариться, фрукт отложила, прошлась по имеющимся в моём распоряжении травам, выбрала подходящие для заварки чая, подбросила веток в очаг, поставила чай. Пленник всё это время сверлил меня ненавидящим взглядом, а я старалась не обращать на него внимания. Учитывая его попытки до меня дотянуться, чувствует он себя очень хорошо, можно поздравить себя с успешной сдачей экзамена. Надо не забыть до полудня снять с него повязку, чтобы не шокировать соплеменников нетрадиционным подходом. Я вздохнула и уставилась на огонь. Говорят, за пляской пламени можно следить вечно, но на меня пылающий очаг действовал почему-то угнетающе.

Семеня размякли и превратились в квашню. Я поставила перед собой миску и подумала, что нужно изобрести ложку, но чего нет, того нет. Я промыла руки кипячёной водой и принялась завтракать самым варварским способом. Баланды была склизкой, мерзкой и совершенно непитательной, но я ела. Оставив в миске чуть больше трети, посмотрела на пленника. До сих пор я ограничивалась планами накормить и его тоже, но как это повелось, планы оказались неосуществимы. Я не могла развязать его, потому что мужчина убьёт меня при первой же возможности, кормить с рук – опасалась и брезговала. Он смотрел на меня с такой ненавистью, что было очевидно, дай я шанс, и он с радостью отгрызёт мне палец.

Выход я всё-таки нашла. Разбавила квашню водой, сделав её полужидкой и поднесла к губам пленника, предлагая попросту выпить, как кисель или бульон. Мужчина заговорил на своём языке. Наверное, опять проклинал и ругался. Я устала вздохнула и понадеялась, что он будет благоразумным. Даже для ненависти и попыток убить нужны силы. Убедившись, что я ни на что не реагирую, а терпеливо жду, он сделал первый глоток, потом второй, а через минуту миска была пуста. Выданный мне фрукт я тоже поделила на двоих, а в конце предложила мужчине отвар. Он принял и почти спокойно.

Я прибралась в хижине и задалась вопросом, что делать дальше. До полудня время ещё есть, так что можно подремать, ночь-то у меня прошла кое-как, но мешал запах, исходивший от пленника. Полагаю, он лежит в этой хижине больше суток, под ним жуть, что творится. Победили брезгливость и цинизм. В санитарки я не нанималась, а нянчиться с тем, кого скорее всего убьют, нельзя, потому что я привяжусь и потом мне будет очень-очень больно. Спасти его от соплеменников не в моих силах. Я устало потёрла виски и решила, что потерплю. Я отползла в дальний угол, прикрыла глаза и погрузилась в тревожную дрёму.

Полдень приблизился внезапно, хотя я его ждала. Я выпила остывший травяной отвар, заменивший мне чай, остатки отдала раненому. Теперь он смотрел на меня настороженно, но ненависти во взгляде поубавилось. Чёрт.

Я осторожно сняла повязку и присмотрелась к ране. Неплохо, совсем не плохо. Я удовлетворённо кивнула и отстранилась. Человека мне было искренне жаль, но закон племени утверждает, что он нелюдь, и вряд ли я могу с этим что-то поделать. Разве что предложить идею сделать его рабом, всё же какая-никакая, но жизнь, всяко лучше чёрной дыры, в которую я неслась. Меня передёрнуло, и я постаралась ни о чём не думать, не вспоминать. Прошлое ушло навсегда, а рабом мужчину никто не сделает, потому что его нечем кормить, нерентабельный он. Я снова передёрнулась.

Послышались шаги, и в хижину вошла хозяйка. Я подскочила, поклонилась. Следом за хозяйкой вошёл шаман, и я поклонилась второй раз. Впрочем, внимания ни от одного из них я не удостоилась. Шаман склонился над мужчиной, внимательно его осмотрел, обнюхал, даже пощупал рану. Пленник задёргался, закричал что-то злобное на своём языке и зашипел от боли. Шаман обернулся к хозяйке и теперь она разглядывала рану нелюдя.

- Ты можешь стать моей ученицей, если предки одобрят, - сказала она, - Идём, Ида.

Она назвала меня по имени. Прогресс.

Хозяйка покинула хижину. Я последовала за ней. Очень хотелось бросить последний взгляд на своего пациента, но я задавила желание на корню. Нельзя. Хотя, кого я обманываю? Мне будет больно.

Целительница привела меня к себе, уселась на шкуру, подобрала под себя ноги и пристально уставилась мне в глаза. Слишком пристально, слишком цепко, слишком подозрительно. Пробрало до костей. Страшно, что она сделает, если разглядит истину. Старуха отвернулась от меня.

- Ты хорошо справилась, Ида. Очень хорошо. У тебя проявился дар, - несмотря на то, что старуха, казалось, хвалила, интонация была враждебной.

- Благодарю, хозяйка, - откликнулась я.

- Если духи предков примут тебя, ты станешь моей ученицей. Скоро и остальные могут стать ученицами или не стать. И только та из вас, кого выберут духи, станет хозяйкой после меня.

Я вздрогнула. Как реагировать правильно, я не знала. Память Иды ничем не помогла, потому что она в подобных ситуациях не оказывалась. Можно было бы найти ответ, собрав его как пазл из обрывков посторонних воспоминаний, но это требовало времени.

Хозяйка прищурилась, наклонила голову к плечу, от чего слипшаяся прядь седых волос свалилась ей на лоб.

- Да, хозяйка, - пробормотала я.

Она выпрямилась, скривила губы в усмешку, окинула с головы до ног пренебрежительным взглядом, поднялась и распорядилась:

- Иди за мной. Сейчас шаман испросит волю духов.

Всю дорогу я смотрела исключительно себе под ноги. Вроде бы и покорность старшим демонстрирую, а на деле мне просто не хотелось видеть разочаровавший меня новый мир. Я предчувствовала трагедию, и пыталась смириться с её неизбежностью. Новый мир мне не подходит, и как бы я под него ни подстраивалась, в моём распоряжении десяток лет дикарского образа жизни. Мне нужна хоть какая-нибудь цивилизация, только где её искать? С севера и юга долина зажата отвесными горами, на востоке я напорюсь ничем не отличающиеся от Лолампо племена, только для них я буду нелюдем, на западе – неизвестность, но не думаю, что там есть кто-то, значительно опередивший Лолампо в развитии.

Я услышала сдавленный стон, подняла голову и едва сдержалась. Огромные валуны были сложены в подобие невысокой пирамиды со срезанной вершиной. Алтарь, сообразила я. И на алтаре лежал пленник. Он был накрепко привязан, и единственное, что он мог – это шипеть от боли и сыпать проклятиями.

Подле алтаря стояли шаман, из-за спины которого выглядывали два его ученика, и хозяйка, окружённая моими соперницами. Иде полагалось подойти ближе, и я подошла. Умом я понимала, что сейчас будет, но в голове не укладывалось. Хотелось визжать, кричать и объяснять этим дикарям, насколько бесценна жизнь. Этого мужчину не их предки получат, а его поглотит небытие, чёрная дыра, пустота, ничто. Я открыла рот, спохватилась и прижала ладонь к лицу.

- Ида?

- Я беспокоюсь о воле предков.

- Ты не должна беспокоиться, - сказал шаман, - Воля предков непререкаема и должна быть исполнена в точности.

Руку я опустила вдоль тела и склонила голову. Опять себя выдаю. Если сосредоточиться на собственном выживании, я справлюсь? Ох, вряд ли.

Ученики шамана облили мужчину чем-то донельзя пахучим, прекрасно перебивавшим вонь от его тела, хотя правдивее сказать не перебивавшим, а подменявшим. Шаман зажёг огонь, сел у алтаря и затянул протяжное «а». Все, кроме меня и хозяйки, поспешили отойти подальше. Целительница же толкнула меня в спину, вынуждая сделать два шага вперёд. «А» сменилось гнусавым пением гимна, прославлявшего великих прародителей Лолампо. Мужчина отчаянно задёргался, пытаясь освободиться от пут, закричал.

Хозяйка одарила меня неодобрительным взглядом. Видимо, на поприще помощи врагам я перестаралась. Я сглотнула. Не вживаюсь я, не вживаюсь. Такими темпами скоро сама на месте нелюдя окажусь. Судя по всему, о том, чтобы меня признали посланницей небес, имеющей полное право чудить, как заблагорассудится, нужно задуматься всерьёз и как можно скорее, иначе мне не выжить.

Шаман закончил петь, поднялся на ноги, приблизился к алтарю вплотную, и я увидела, что двумя руками он держит заострённый продолговатый камень. Крик я проглотила, сжала кулаки, почувствовала, как ногти пропарывают кожу. Чёрт, опять себя выдаю. Хотелось зажмуриться, не видеть, но даже этого нельзя. И хозяйка рядом стоит, следит. Шаман вновь запел, на сей раз воззвание. Он просил духов явиться.

- Откройте нам свою волю, откройте! – причитал он, как заведённый, сводя меня с ума.

Видеть я могла только занесённый над мужчиной камень. Как у шамана рука только не устаёт. Сейчас он ударит, и всё будет кончено, но шаман не спешил объявлять финал, он обращаться к духам ушедших в страну Уша хозяек, каждую называл по имени, для каждой из них повторял свой вопрос.

Я впала в оцепенение. Наверное, защитная реакция. Она-то меня и спасло: в какой-то момент я стала искренне считать, что смотрю слишком реалистичный фильм. Я удивлялась безупречности эффекта присутствия и в то же время думала, что следовало выбрать другое кино. Это было уж слишком кровавым.

Шаман опустил камень вниз. Человек на алтаре зашёлся в предсмертном крике, кровь хлынула, обагряя умирающего.

- Ида, - подтолкнула меня целительница, разрушая иллюзию безопасности. Я содрогнулась всем телом, правда, смолчала. Но сейчас дрожь приняли за прикосновение ко мне незримых духов.

- Хороший знак, - шепнул шаман.

Хозяйка вновь подтолкнула меня к алтарю, и память Иды выдала, что мне полагается наполнить стоящую подле алтаря глиняную чашу жертвенной кровью. Гадство. На негнущихся ногах я вплотную подошла к алтарю, двумя руками подобрала плошку и подставила под рассечённую шею мужчины. Странно, он всё ещё был жив. Наверное, шаман старался, чтобы жертва умерла не сразу. Человек встретился со мной взглядом. Он меня узнал, и от этого стало ещё страшнее. Я бы хотела ему сказать, чтобы нырял во вспышку света, но не знала языка. Мужчина что-то произнёс, он был уже на последнем издыхании. Слова прозвучали тихо, невнятно, и в то же время сомнений у меня не было – человек меня проклинал.

Он умер, и я с облегчением шагнула назад. И чудом не самоубилась. Руки от его крови были словно в алых перчатках, кровь плескалась в чаше. Я бы отшвырнула это от себя с криком, но за оскорбление духов меня казнят. Чудом подавила рвотный позыв. Я стояла, тряслась мелкой дрожью и неглубоко часто дышала.

Шаман забрал у меня чашку. Он что-то говорил, но я перестала понимать речь Лолампо. В голове мутилось, всё плыло, и я желала свалиться в обморок, но почему-то не отключалась. Шаман ушёл на запад, за растениями мне было его не видно, вернулся без миски. Наверное, оставил пищу духам.

- Предки открыли свою волю, Ида, - торжественно сказал он.

Я ждала дальнейших откровений, мне даже было уже без разницы, какое решение принято, лишь бы всё закончилось поскорее, но шаман молчал. В виске стрельнуло болью, и я поняла сразу две вещи. Во-первых, я вновь говорю по-местному, а во-вторых, это ещё не конец. Шаман снова взялся за свой наточенный камень, и вспорол убитому живот. Я потеряла сознание.

Очнулась рывком, распахнула глаза и напоролась на презрительный, полный неодобрения взгляд хозяйки.

- Встань, девка, - приказала она, намеренно не обращаясь по имени.

Я повернулась сначала на четвереньки, потом встала на колени и, оттолкнувшись руками от земли, привела себя в вертикальное положение. Шаман стоял у алтаря. Тело уже было сброшено на землю, на камне лежала… воспоминания Иды подсказали – вырванная у трупа печень.

- Она поражена, - сказал шаман.

Печень и впрямь не выглядела здоровой. Впрочем, откуда мне знать? Я видела только печень животных, что продают в упаковках в продуктовых магазинах. Я ничего не чувствовала. Видимо, черту я давно перешла, потому что сейчас была абсолютно безразлична ко всему вокруг.

- Сильно поражена, - поддакнула хозяйка со скрытым удовлетворением.

- Духи отказали тебе в ученичестве у хозяйки, - пояснил шаман, - Ты тряслась и не вынесла прихода духов. Ты прогневала предков. А теперь поди прочь.

На автомате я поклонилась ему, целительнице, развернулась и, пошатываясь, направилась в сторону своей хижины. Мне бы вымыться, но негде, и сил нет. Я ускорила шаг, желая поскорее добраться до уголка, куда можно забиться, спрятаться от всего мира, забыться. Иллюзия безопасности…. Как я желаю хотя бы её, потому что знаю, что скоро меня ждут испытания пострашней. Прогневала духов…. Если следующее гадание не скажет, что духи вновь благоволят мне, меня убьют, заколют на алтаре, как того мужчину, принесут в жертву.

Я вползла в хижину, тотчас легла, замотавшись в шкуру, и меня знобило, несмотря на огонь в очаге и жаркую погоду.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru