Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Глава 2

Горькая жижа потекла в рот. Я закашлялась, попыталась выплюнуть, но неожиданно сильная рука зажала мне нос, и я проглотила. Тошнота накатила с новой силой, я попыталась извернуться, но тотчас схлопотала несильную оплеуху, и раздался скрипучий голос, но я ни слова не поняла. Открыла глаза и увидела старую почти лысую женщину, буравившую меня недовольным взглядом.

Её лицо мне показалось знакомым. Ах, да. Это целительница, живущая в хижине из шкур. Стоп, а почему я не поняла, что она сказала? Хорошо, если дело в том, что я ещё в чужом теле не освоилась, наверное, и голова из-за этого болит. Хуже, если новое тело меня отторгает. Я судорожно вздохнула. Целительница приложила ладонь к моему лбу, не нежничала, походя оцарапала ногтем.

- Тише, девка, - о, понимание вернулось.

Впрочем, лучше бы я так и валялась без сознания, потому что целительница взяла острый камень с зазубринами, чем-то смазала и вдруг полосонула меня по руке. Нет, это было не кровопускание, хотя очень близко. Старуха принялась выцарапывать у меня на плече знак жизни. Прикусила губу, чтобы не завыть в голос, что-то подсказывало, что боль здесь принято сносить молча. Если выживу, то не благодаря, а вопреки её лечению. Меня снова заставили выпить какую-то дрянь, и я уснула.

Проснулась ближе к ночи и поняла, что талант у целительницы всё же есть. Или это совпадение. Как бы то ни было, чувствовала я себя сносно. Самое главное, голова почти прошла. Затылок немного тянуло, но по сравнению с тем, что было недавно, могу с уверенностью сказать, что я здорова.

Проснулась от чувства беспокойства. Что-то нужно сделать, но никак не соображу, что именно. Я аккуратна встала на ноги. Оказалось, меня уложили в ворох сухой травы. Отряхнулась, но вот из волос всё вытрясти не удалось. Я похожа на чучело. И ко всему ко прочем, я очень хочу вымыться. Эх, мечты.

Стены хижины были не из шкур, так что я сразу поняла, что нахожусь не в доме целительницы. Логично. Стала бы она у себя пациентов размещать. Я поправила юбку, связку бус, стараясь, чтобы они закрыли как можно больше и осторожно выбралась наружу. Память Иды наконец отозвалась, и я узнала, что сейчас положено идти к костру, потому что ежевечерне шаман задабривает духов предков пением эпоса. Ладно, это должно быть полезно. Извлекать информацию из памяти не очень легко, а сейчас у меня шанс получить полезные сведения лично, смогу понять, каким моим соплеменникам видится мир, что они знают об окружающем пространстве и, главное, какие здесь основные традиции и правила.

В предвечернем полумраке плясали тени, ярким пятном горел огонь и отбрасывал причудливые блики. Я низко поклонилась старейшинам, отдельный поклон адресовала шаману и сидевшей неподалёку от него целительнице, а затем как можно незаметней скользнула в сторону и опустилась на землю рядом девушкой, приносившей хозяйке обед. Соперница в борьбе за право стать ученицей целительницы одарила меня хмурым взглядом, но что-либо говорить в присутствии старших не рискнула.

Я опустила взгляд в землю, всячески демонстрируя смирение и почтение к старшим. На самом деле мне просто не хотелось видеть соплеменников. Верю, что они милые в сущности люди, но ведь дикари дикарями. В душу закрадывалось подозрение, что жить среди них я не смогу: мне нужно мыло, зубная щётка. Здесь её, кстати, заменяет веточка какого-то дерева, которую отламывают, обкусывают по краю, и волокнистая древесина превращается в кисточку. По идее, хорошо бы выбраться к цивилизации, но сведений об окружающем мире у Иды было катастрофически мало.

Наше племя жило в долине, зажатой между двух отвесных скал. Голые ровные стены считались священными столпами, на которых покоится небосвод.  К скалам не приближались под страхом смерти: старейшины были убеждены, что любое неосторожное движение может их повредить, и тогда небо обрушится на землю, люди погибнут под обломками, а выживших сожжёт упавшее вместе с небом солнце.

Запад также был под запретом. Туземцы верили, что именно там расположен вход в страну мёртвых. Оставался восток, но и с ним всё было не просто. На восток ходили охотиться, собирать травы, ягоды, плоды, рыбачить. На востоке жили другие племена. В языке моих соплеменников для них даже было отдельное слово – нелюди. Мы люди, а те другие – нет. И о мирном существовании не могло быть и речи. Мда, в маленьком мирке живут Лолампо.

Я прислушалась к заунывному пению шамана.

- Моно ударил злого зверя камнем и отшиб зверю лапу, но зверь замахнулся когтями….

Память Иды подсказала, что Моно – легендарный воин-охотник, считался одним из первых Лолампо.

- И тогда Моно убил злого зверя, но и зверь ранил его. Моно лежал день, лежал ночь, а наутро отправился в страну Уша.

Я встрепенулась, выцепив знакомое название. Страна Уша – страна мёртвых, подземное царство, куда каждый вечер уходит солнце. Именно эту страну мне напророчила Лода. Получается, она сказала, что я умру? Стоп. Или она поняла, что настоящая Ида мертва? Чёрт её разберёт, что она сказала. Я оглядела соплеменников. На меня никто не обращал внимания, все слушали шамана. Значит, тревогу пророчица не поднимала. Хорошо…. Я сглотнула, в красках представив, что меня могло ждать.

Так….

Надо подумать ещё раз и начать с самого начала. Кем бы я ни была сейчас, я хочу к людям, которые спят на кроватях, едят за столом и знают, что такое элементарная гигиена. Но сколько я ни рылась в доставшейся в наследство памяти, я не находила ничего полезного, север, юг и запад под запретом, а восток опасен, и там живут не менее дикие племена. Просто прелестно. Я даже предположить не могу, нахожусь на острове или на материке. И главное, никаких сведений о цивилизации. Вывод напрашивается один: либо цивилизации в этом мире ещё нет как явления, либо есть, но уровень у неё не выше, чем был в Европе в эпоху Великих географических открытий.

Я украдкой вздохнула. Про цивилизацию придётся забыть и работать с тем, что есть. Дикари. Нет, верю, что они милые люди, но сложно воспринимать ровней тех, кто понятия не имеет о микробах. Я вспомнила попытку совместного обеда и передёрнулась. Что-то нужно решать, причём быстро. Принять их быт полностью я не смогу, скрыть отличия, когда все у всех на виду невозможно, следовательно, мне нужны доказательства, подтверждающие моё право быть не такой как все. Что же, это проблема. Явно, что перемены здесь не в чести. Похоже, не зря Лода мне напророчила страну Уша.

Шаман продолжал петь, теперь он рассказывал о жене Моно, которая очень переживала, что одному Моно в мире мёртвых будет скучно. Она связала плот и уплыла на запад к мужу.

Итак, племя Лолампо – моя действительность. Ида мечтала стать ученицей хозяйки, впоследствии, когда целительница умрёт, занять её место. Согласна, это лучший вариант из имеющихся, только я не потяну. Опять вспомнился обед с девушками.

Мысленно прикинула на себя роль посланницы небес. А что? Единственная альтернатива, которую я сейчас вижу. Если не ошибаюсь, были случаи, когда белых людей аборигены Америки принимали за богов. Только, увы, цветом кожи не вышла и ружья, чтобы пальнуть вверх и произвести неизгладимое впечатление, у меня нет. Свой божественный статус я бы отработала с лихвой – дала бы письменность, обучила бы математике, обязала бы мать руки перед едой, а ещё рассказала бы про ложки, вилки и личные тарелки. Взамен прошу ванную или корыто, нормальную одежду и пищу без чужих слюней. Не так уж и много.

Беда в том, что вместо благодарности вероятнее всего меня отправят на алтарь в качестве жертвы. Как же, разрушаю уклад, завещанный предками. Нужно зрелищное подтверждение небесного происхождения: показать фокус, вызвать огонь. Увы, благами цивилизации я пользовалась во всю, а сделать что-нибудь своими руками не смогу. Не инженер я, и не конструктор.

Пение шамана стало ещё заунывней, сейчас оно идеально отражало моё настроение – я не находила выхода. Цель есть, но путь к ней неясен и крайне опасен. Я украдкой вздохнула. Ничего, сориентируюсь. Шаман допоёт, и мы разойдёмся по хижинам. Я лягу спать…. Планы! Я горько усмехнулась. Не так давно я планировала поездку на озеро. Где я и где озеро. Стоп. Не думать о прошлом, не надо лишних переживаний, и без них забот полон рот. Меланхолия потом, когда выживу и буду уверена в собственной безопасности.

Дальше я просто слушала, мысли текли довольно вяло. Кажется, рискую начать клевать носом. Пришлось незаметно ущипнуть себя, чтобы отогнать сон, хотя он именно то, что мне сейчас нужно.

Эпос закончился, шаман дотянул последнюю «у», и пришла тишина. Никто не двинулся с места. Тишина звенела. Даже мне, чужестранке, она показалась волшебной, полной незримого присутствия. Странно. Наваждение медленно истаяло, и шаман объявил:

- Духи довольны.

Он поднялся и пошёл прочь, поддерживаемый под руки двумя своими учениками. Следующими ушли старейшины, и одновременно с ними в свою хижину убралась хозяйка. Теперь подняться могли остальные. Я встала на ноги одной из последних, и, оказалось, не зря, потому что почувствовала лёгкое головокружение и чуть не пошатнулась. Ничего, сейчас к себе в хижину и спать.

- Ида.

Я обернулась. Меня позвала девушка, относившая хозяйке обед, её почти ученица и служанка по совместительству, среди нас четверых подаёт самые большие надежды

- Хозяйка зовёт тебя.

Опять мои планы накрылись медным тазом. Я поспешила в хижину из шкур. Интересно, что понадобилось хозяйке.

Женщина сидела на шкурах, втирала в кожу рук бурую пахучую массу, а на меня смотрела неодобрительно. Я ещё раз ей поклонилась и приготовилась ждать. С целительницы станется заставить меня прождать и полчаса, и час. Память Иды подсказала, что женщина так поступала уже не раз, причём это не вредность и желание унизить, а местный способ воспитания и напоминания, что к старшим положено относиться почтительно.

- Ты хочешь стать моей ученицей, - хозяйка не скрывала, что осуждает мой выбор.

Ида этих интонаций очень боялась, а я вдруг подумала, что неодобрение может быть частью испытания.

Отвечать хозяйке не требовалось, так что я ждала, что будет дальше.

- Пришла пора проверить, годна ли ты мне в ученицы.

Я едва сдержалась, чтобы не вздрогнуть. Не к месту сейчас. Я ещё не освоилась ни в теле, ни в племени. Какое к чертям испытание?! К тому же провалялась в забытьи. Похоже, Ида и впрямь меня не любит.

- Да, хозяйка, - поклонилась я.

- Ты смогла принести плод Оло. Это было первой проверкой, а будет ещё две. Иди за мной.

Женщина поднялась и вышла прочь из хижины. Я шла, держась позади, и нервничала всё больше. Я не готова, и при этом должна справиться. Захотелось самой себя стукнуть. Я вот-вот скачусь в истерику, чего допустить никак нельзя. Я забыла главное, то, с чего всё началось – я хочу жить, и отсутствие антибактериального мыла не имеет ровным счётом никакого значения. Я хочу жить, поэтому буду есть из общего котла, притворяться своей и по возможности карабкаться наверх по социальной лестнице. Посланница богов, принёсшая письменность – глупость, больные фантазии, а место ученицы хозяйки должно стать моим, следовательно, я справлюсь.

Она шла всё дальше от поселения, причём на запад, где, согласно местным верованиям, вход в загробный мир. Предсказание старой Лоды сбывается буквально? Нет, как-то непонятно. До сих пор я исходила из того, что окружающий мир устроен также, как на земле. Всё те же солнце и луна. Альтернативная реальность? Возможно. Прошлое Земли? Возможно. Я забыла, что получила неопровержимые доказательства существования явления сверхъестественного порядка. Так почему я не учитываю, что магия может существовать и работать? Как ни жаль это признавать, к предсказанию Лоды стоит прислушаться, а напророчила она смерть.

Хозяйка остановилась перед хижиной, сложенной совсем уж условно и стоящей почему-то за пределами поселения. Я насторожилась, подобралась. Хозяйка вошла первой. Секунду я ещё постояла, а потом услышала тихий стон. Чёрт! Я ворвалась в палатку, думала хозяйке плохо. Как же я ошиблась. На голой земле лежал раненый. Сначала я увидела только рваную кожу на плече, бурую кровь. Хорошо, что ночь сглаживала открывшуюся картину, в свете горящего в очаге огня почти ничего не разобрать. Потом я поняла, что передо мной мужчина, он без сознания, раздет полностью, набедренной повязки нет, кожа разукрашена татуировками. А ещё он был крепко связан.

- Это нелюдь, - сказала хозяйка, что в переводе на язык цивилизации значило, что пленник не из Лолампо.

Хозяйка всмотрелась в моё лицо, и я постаралась выглядеть бесстрастной, послушной, жаждущей великих откровений.

- Твоё испытание. Нелюдь должен дожить до полудня. За вами придут.

Более не интересуясь происходящим, хозяйка покинула хижину. Я осталась с пленником наедине. С минуту я просто смотрела на него. Раз он связан и назван хозяйкой нелюдем, стало быть, его можно смело причислять к врагам племени. Для меня лично это не имеет значения, но для него…. Где гарантия, что, очнувшись, мужчина не кинется меня убивать? Развязывать его нельзя, во-первых, из соображений безопасности, во-вторых, соплеменники не поймут.

Я присела на корточки и присмотрелась к плечу мужчины. Рана выглядела плохо, но, на моё счастье, была поверхностной. Впрочем, в ином случае он бы не протянул так долго. Я поднялась и оглядела хижину. Меня в первую очередь интересовали запасы воды. Обнаружила всего один глиняный кувшин. Мало, но хоть что-то. По крайней мере, рабочее место мне подготовили.

Для начала обмыла водой пальцы. Жаль, спирт тут ещё не изобрели. Затем дала пленному пить. Мужчина подался к кувшину и жадно присосался, в сознание он так и не пришёл. Оставшейся водой промыла рану, и вид у неё сразу стал лучше.

Оглядев пленника ещё раз, решила, что ничего страшного не случится, если я оставлю его одного и схожу за водой. Когда хозяйка привела меня к раненому, за ним никто не следил. Постараюсь быстро. Я обнаружила ещё один кувшин, пустой, и, прихватила его тоже.

Я точно знала, что воду можно добыть в озере, но оно далековато. Память Иды услужливо подсказала, что у самой границы поселения бьёт родник. Я обогнула хижины соплеменников по дуге, напрямик было бы быстрее, но лишний раз пересекаться с кем-то из них не хотелось. Прогадала. Сначала я почувствовала запах, какой обычно исходит от бомжей, а потом навстречу мне вышла пророчица.

- Ты ходить страна Уша, - повторила она.

Из-за облака вышла луна, её свет упал старухе на лицо, отчего Лода вздрогнула, взгляд её сделался совсем безумным, она захохотала. Хохот оборвался резко, я дёрнулась. Чёрт. Вроде бы ничего не происходит, но страшно до жути. Лода утробно зарычала, медленно отвернулась и пошла прочь.

Я перехватила кувшины в одну руку и приложила пальцы к запястью. Сердце билось часто-часто. Два глубоких вдоха помогли немного успокоиться. Я напомнила себе, что меня ждёт пациент и поспешила к источнику.

Воду я набрала быстро и, никого больше не встретив, вернулась к раненому. Мужчина лежал с открытыми глазами и, я была потрясена, пытался развязать путы. При виде меня он зашипел и заговорил что-то злобное. Слов я не понимала. Так, у разных племён разные языки. Хорошо, что не стала освобождать мужчину.

Я очень аккуратно приблизилась, убедилась, что достать пленник меня не сможет, и принялась за повторный осмотр раны. Жаль, что я не специалист. Разбираться с повреждениями, серьёзнее сбитых коленок, мне не доводилось. Полагаю, что в нынешних условиях рану нужно максимально обеззаразить и наложить повязку. Я настолько сосредоточилась на попытках вспомнить что-нибудь полезное из области первой медицинской помощи, что молниеносное движение пленника стало сюрпризом. Нелепо взмахнув руками, я отшатнулась, упала назад, в последний момент извернулась, и приложилась спиной о землю. Повезло, могла и головой в огонь угодить. Волосы бы вспыхнули…. Додумывать мысль я не стала.

Посмотрела на едва не убившего меня мужчину. Зло посмотрела. Он таращился в ответ с куда большей злобой, и это отрезвило. Очевидно, что я для него такой же нелюдь, как он для хозяйки. Перспективно. Кажется, убить врага для него важнее, чем выжить, иначе бы он вёл себя иначе. Бдительность придётся удесятерить.

Я отошла подальше и занялась делом – повесила кувшин над огнём, чтобы вскипятить воды, из второго кувшина перелила воду в миску и тоже отправила её в огонь, бросила в неё полоски ткани, пусть они плавают, а микробы дохнут. На пленника я опасливо косилась, но больше он ничего не предпринимал.

Пока ждала кипяток, делать было решительно нечего, так что я стала обдумывать ситуацию в очередной раз. Понятно, что сейчас я сдаю экзамен на профпригодность, и давать мне для экспериментов своего человека недопустимо, нелюдь же подходит идеально. Но что с ним будет потом? У Лолампо нет тюрем, нет слуг и рабов. Задание хозяйки нравилось мне всё меньше.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru