Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Глава 10

Покупатели к нам не спешили. Я стояла на помосте и наблюдала, как на такие же сцены заводят людей. Групп в общей сложности было не так много, как я сначала ожидала, потом сообразила, что «туземная элита» - исключение, и, как оказалось, не самый востребованный товар.

Первый желающий обзавестись живым товаром появился где-то минут через двадцать после того, как всех построили. Он шёл в сопровождении двух рабов, мужчины и женщины, и глядя на них троих я, наконец, обратила внимание на несоответствие, над которым раньше не задумывалась.

Внешний облик рабыни выдавал в ней островитянку, и ни закрытое платье, ни строгая причёска, ни выученность манерам, не могли скрыть её происхождение. Раб был другой. Первый момент я приняла его за свободного, и только когда они приблизились, рассмотрела широкую полосу ошейника. Он был из «своих» в смысле цвета кожи, но раб.

Раньше я уже отмечала, что не только туземцы могут быть имуществом, но как-то не слишком задумывалась, что это значит лично для меня. А ведь значит, и очень много. Я надеялась на тёплое местечко в господском доме, в идеале стать поварихой – сытно, тепло и не на глазах. Худо-бедно готовить я умею, и поразила бы хозяев земными блюдами, что-то бы им обязательно понравилось, они бы получили возможность хвастаться перед друзьями и соседями угощениями, которых ни у кого нет. Главное, я не сомневалась, что уже попала в категорию «раб первого сорта», не расходный материал. Ошиблась. «Первый сорт» набирают из своих же сограждан, или близко к тому. Нет, утверждать с уверенностью пока рано, но всё же.

Мужчина остановился у соседнего помоста и что-то коротко бросил рабыне. Она выступила из-за его спины, и вплотную подошла к сцене. Пройдя взад-вперёд, она заговорила на незнакомом мне языке. Мужчина, молодой туземец, напротив которого она остановилась, встрепенулся и ответил, она что-то ещё сказала, и туземец спустился вниз. К нему тотчас подошли двое – раб покупателя и свободный из числа надзирателя, оба достали тетради и пишущие чёрные палочки. Оформляют покупку, поняла я, и переключилась обратно на рабыню. Она целенаправленно выискивала тех, кто её понимал. Был порыв просочиться обманом, хозяин мне понравился жестким деловым выражением на лице, можно надеяться, что не жестокий и готовый поговорить о собственной выгоде. Рабыня, увы, бдела, пройти мимо, не ответив на её вопрос, не представлялось возможности.

На нашем помосте она нашла двоих, и двинулась дальше, а на площадку шёл следующий покупатель, и за его спиной также были двое, раб с загоревшей, когда-то светлой кожей и раб, смуглый от рождения. Схема повторилась. Раб-туземец принялся выискивать тех, кто мог его понять.

Моё дело плохо. Лолампо соседей не понимали, и очевидно, что на языке Иды тут никто не говорит. Какая прелесть, я пролетаю. Большого ума не надо, чтобы догадаться, что дальше. Всех невыкупленных, в том числе меня, отправят к «стаду» в загоны.

Первый покупатель забрал больше десяти человек, второй около двадцати. Приходили ещё несколько перекупщиков, и помосты стремительно пустели. На своей сцене я осталась одна. Я бы засмущалась, но сейчас мне было не до мелочей, мне бы выжить. Очевидно, что в загоне я сгину. Подозреваю, что смерть и переселение душ порядком ослабили тело Иды, остальные-то туземцы выдерживают пока. И тут же вспомнилась упавшая на переходе с базы сюда женщина, она так и не встала.

На соседнем помосте стоял паренёк, он покачивался из стороны в сторону, обхватил себя руками и что-то мычал. Кажется, первый свихнувшийся. Я точно видела, что один из рабов-туземцев добился от паренька пары осмысленных фраз, но с помоста мальчик почему-то не спустился, хотя раб его звал.

Покупатели разошлись. В общей сложности нас, невыкупленных, осталось семь. Это конец. Я думала, что было плохо? Наивная я, плохо будет теперь. Ко мне шёл надсмотрщик, он махнул рукой, чтобы спускалась. Я покорно поплелась вниз, не время взбрыкивать. Мужчина по смотрел на меня с любопытством, и я узнала этот взгляд. Вчера после душа я видела именно его. Упускать единственный шанс я не собиралась, вскинула голову, улыбнулась ему и ткнув в себя пальцем сказала:

- Ида.

Он прищурился, интерес я ощущала буквально кожей, и что радовало, интерес был сугубо деловым. Он кивнул в ответ и повёл меня обратно к загонам. Я замерла на месте. Мужчина, ты чего?! Он обернулся и нахмурился. Пришлось подчиниться. Подавив полный разочарования вздох, я засеменила за надзирателем. За неподчинение недолго и плёткой схлопотать. А мужчину хотелось чем-нибудь тяжёлым стукнуть за то, что понапрасну обнадёжил. На глаза наворачивались слёзы.

- Ида, - позвал он меня, остановившись у бочки с краником.

- Да? – машинально переспросила я на своём родном языке и заработала новую порцию любопытства.

Он взял стакан из стопки чистых, налил в него воду и произнёс непонятное короткое слово. Так по-местному называется вода? Я повторила слово за ним. Мужчина кивнул, наклонился, сорвал травинку, показал мне её и произнёс другое слово.

Я не поверила собственным ушам. Он пытается со мной общаться! Милый, дорогой, обожаю! Радостная улыбка против воли расползлась по лицу, я повторила название травы. Мужчина хмыкнул и продолжил. Показал камень. Вообще-то странный набор слов он преподаёт, но всё стало понятно, когда мужчина произнёс ещё одно слово и выпил из стакана воду. Он кивнул мне, явно чего-то ожидая. Наверное, я должна показать, что умна и обучаема. Я произнесла два слова подряд: «пить» и «вода». Вот теперь мужчина одобрительно улыбнулся. На лице появилось выражение предвкушения, кажется, он уже прибыль подсчитывает. В качестве поощрения, он разрешил мне напиться вдоволь, и снова повёл за собой.

Восторг я старательно сдерживала. Загона я, кажется, избежала, но рано судить о везении, пока ничего не знаю, да и голову нужно иметь ясную. Мужчина подвёл меня к пятиэтажному зданию, на которое я ещё вчера внимание обратила внимание. Одно из окон на первом этаже было приоткрыто, и я, когда проходили мимо, постаралась заглянуть. Надзиратель одёрнул, и я согласно кивнула, опустила голову вниз. Главное я уяснила – комната по виду жилая, следовательно, здание, вероятней всего, аналог гостиницы. Не в загоне же работорговцам ночевать, хотя именно им там самое место.

Мы остановились, мужчина что-то крикнул, и на зов подбежал мальчик лет семи, в одних коротких брючках, босяком, без рубашки, но в ошейнике. Мужчина что-то сказал, и мальчишка убежал. Ждать пришлось недолго. К нам вышел короткостриженый голубоглазый господин лет тридцати. Обменявшись парой коротких реплик с надзирателем, он подошёл ко мне. Поклониться что ли? Падать ниц было противно, да и унизительно это, просто мерзко. Припомнив виденные мной когда-то фильмы, действие которых разворачивалось в прошлом, попыталась изобразить книксен. Потенциальный покупатель, я не сомневалась, что господину меня демонстрируют с целью продать, приятно удивился. Он задал вопрос, обращаясь ко мне, но я могла лишь пожать плечами. На помощь пришёл надзиратель. Он повторил вопрос господина и при этом ткнул в меня пальцем, повторил мой жест, когда я представлялась.

- Ида, - ответила я.

Надзиратель тронул меня за руку, привлекая внимание, указал пальцем на покупателя и произнёс два слова. Смысл я не уловила, но звучание постаралась запомнить. Надзиратель же с уже знакомым вопросом обратился к покупателю, и я сумела про себя перевести весь диалог.

- Как тебя зовут?

- Меня зовут Арсис.

Два слова, которые надзиратель произнёс до этого, вероятнее всего означали «господин Арсис». Господин повернулся ко мне и вновь спросил:

- Как тебя зовут?

- Меня зовут Ида, - ответила я, коверкая слова и не прибегая к помощи жестов.

Господин был сражён. Мужчины заговорили. Полагаю, обсуждали куплю-продажу, а я стояла и мысленно повторяла выученные слова и фразы. Камень, вода, пить, как тебя зовут. Фразы, к сожалению, для меня существовали пока целиком, и как их поделить на слова я не представляла, но обязательно потом разберусь.

Мужчины закончили торг. Господин Арсис, мой новый хозяин, я ужаснулась собственным мыслям, крикнул, и на зов появился мальчик-раб. Арсис отдал распоряжения, и через пару минут мальчишка принёс несколько листов бумаги. Арсис хлопнул мальчика по спине. Подумала, что хвалит. Куда там. Это оказалось всего лишь командой наклониться и поработать столом. Мужчины составили тексты, обменялись документами и распрощались. Надзиратель сказал что-то напоследок, убрал бумагу за пазуху и ушёл.

- Ида.

Я обернулась к хозяину. Взгляд голубых глаз показался мне недружелюбным. Я сглотнула. А вдруг этот Арсис садист? Да нет, раз его интересовала моя способность обучаться, чрезмерно зверствовать не должен. К тому же он посредник, когда-нибудь перепродаст.

Он подошёл вплотную. Я вздрогнула и отшатнулась бы, но он цепко ухватил меня за ошейник, просунул под него сразу три пальца, и стало трудно дышать. Чтобы сдержаться мне потребовалась вся моя воля, пульс частил, а я мысленно уговаривала себя расслабиться. В конце концов, на людях он мне ничего не сделает, а наедине ему лучше не лезть ко мне, камень с зазубринами я достану очень быстро. Арсис отстегнул с ошейника номерок, переломил его и бросил в траву, не озаботившись мусоркой, а мне повесил новую бирку с новой надписью. Подозреваю, что там было написано нечто вроде «собственность Арсиса». Он отпустил меня и жестом приказал следовать за ним. Я послушалась. А ещё готова была благодарить всех богов и духов на свете за то, что во взгляде, которым он окинул меня напоследок, не было ничего кроме сугубо делового интереса. Арсис смотрел не меня, и в уме у него начинал щёлкать калькулятор, подсчитывающий возможную выручку с перепродажи.

Мы поднялись на третий этаж, прошли по коридору вперёд, и Ариси остановился перед дверью, в правом верхнем углу которой были нарисованы закорючки. Я предположила, что они означают номер комнаты. Арсис открыл дверь и жестом показал, что я должна войти первой. Он захлопнул дверь и запер на ключ. Я сразу почувствовала себя неуютно, впрочем, всё моё беспокойство улетучилось, когда навстречу нам вышла красавица в тёмно-зелёном платье, крупные каштановые кудри обрамляли миловидное личико, кожу загар едва тронул. Картинку портил рабский ошейник. Девушка поклонилась.

Арсис заговорил. Я ни слова понять не могла, так что просто осматривалась. Мы находились в помещении, представлявшее из себя помесь прихожей, гостиной и приёмной. Здесь теснились письменный стол, шкаф, диван, две этажерки, три кресла, стеллаж с полками. В противоположной стене был прикрытый шторкой проход в дальние помещения. Похоже, у господина не просто номер в гостинице, а настоящие апартаменты небедного человека. Арсис закончил говорить, и девушка отозвалась одной единственной фразой, в которой два слова я уже знала, а третье домыслила:

- Да, господин Арсис.

Девушка повторно отвесила поклон, а Арсис, не глядя, прошёл мимо, походя огладил рабыню по спине вниз и скрылся за шторкой. Стоило хозяину выйти, рабыня преобразилась. Взгляд стал цепкий, она тоже мысленно взвесила меня, прикидывая, чем её грозит моё появление, что-то для себя решила и строгим голосом спросила:

- Как тебя зовут?

- Меня зовут Ида, - ответила я, старательно выговаривая слова чужого языка.

- Меня зовут, - произнесла девушка по слогам. Оказывается, я коверкала окончание первого слова. Повторила, как правильно, произнеся несколько раз. Девушка улыбнулась и представилась сама:

- Меня зовут Ирис.

Девушка ещё раз прошлась по мне взглядом с головы до кончиков пальцев ног, тяжело вздохнула, представив, сколько работы ей со мной предстоит. Я постаралась ободряюще улыбнуться. Я же понятливая, в быту освоюсь, а язык выучу.

Ирис поманила меня за собой и завела в ванную. Увидев знакомые чёрные дырочки в деревянной панели и полочки со всевозможными средствами, я бросилась ей не шею. Бедная Ирис с перепугу шарахнулась, но сообразив, отчего я так бурно реагирую, ухмыльнулась, быстро показала, чем и как пользоваться, попутно озвучивая названия и ретировалась.

Про запоминание слов я не думала. Никаких ценных я не услышала, эти потом освою. Вернувшаяся Ирис застала меня за перебором вкусно пахнущих баночек.  Дорвалась я. Ирис глядела на меня неодобрительно, и, подозреваю, дело не в том, что я впустую трачу время, а в том, что делиться со мной вниманием хозяина она не собирается. Или дело ещё в чём-то.

Она повесила на крючок у входа платье, ближе к душу бросила полотенце и показала жестами, что моё тряпьё нужно снять и выбросить.

- Да, Ирис, - откликнулась я.

Девушка вышла.

Хорошего настроения как не бывало. Во-первых, я обнаружила, что на дверце нет никакой защёлки, то есть, пока я моюсь, войти может кто угодно, во-вторых, вряд ли я имею право запираться от хозяина. Я быстро избавилась от тряпок, камень с зазубринами запрятала в платье, туда же пошёл остаток мяса, украшения Лолампо я сняла, тщательно перебрала и решила, что пока оставлю. Выкинуть деревянные бусы и связки звериных клыков мне не приказывали, так что надену обратно, авось, сгодится.

Залезла под воду, щедро зачерпнула из баночки мыла и стала яростно отдраивать накопившуюся грязь. Вот бы ещё мозги и память промыть и избавить от всего лишнего. Управилась за двадцать минут.

Платье мне было великовато, зато очень удачно обвисало балахоном и скрывало фигуру. Сейчас желательно стать неприметной и затеряться на фоне красавицы Ирис. Волосы я сначала хотела как-нибудь затянуть, но, впервые глядя на себя в небольшое зеркальце, висящее в ванной, обнаружила, что качественнее всего меня уродует прямой пробор по середине головы и две косы над ушами, косы я подобрала сзади в рыхлую корзинку. Опрятно, по-деловому, и внешность скрывает. Как были влажными, так и заплела.

Кстати, Ида оказалась довольно симпатичной. Тёмные, почти чёрные глаза обрамляли густые ресницы, нос аккуратный, чуть вздёрнутый, губы умеренно пухлые. Больше всего в своём новом теле мне понравилась волосы – чёрные, прямые, спускающиеся ниже талии.

В платье «от цивилизации», с новой причёской, в туфельках-лодочках, которые я обнаружила за дверью ванной, я могла бы сойти за иностранку, но цвет кожи выдавал островитянку, а ошейник рабыню.

Ирис обнаружилась в прихожей-приёмной-гостиной. Она увлечённо стирала пыль с коллекции примитивных каменных статуэток, теснившихся на одной из полок. Заметив меня, она отставила статуэтку, которую держала в руках. Ирис была явно удивлена моим преображением. Натуру под одеждой не спрятать, макаку, как ни выряди, макакой останется, а во мне сейчас от дикарки не было ни следа. Она покрутила пальцем, призывая повернуться и дать посмотреть на себя со всех сторон. Причёску Ирис одобрила и собиралась вновь вернуться к статуэткам, заодно вовлечь меня, но я спросила:

- Ирис, пить?

Она озадачилась. Неужели своим умом нельзя было дойти?! С другой стороны, возможно, она рабыня до мозга костей, выполняет приказы, а думать не способна. На всякий случай объяснилась жестами: сказала «пить» и сделала вид, будто подношу ко рту стакан, а после паузы показала, будто жую что-то.

- Есть, - подсказала Ирис нужное слово, ткнула пальцем в то место, где я стояла и выбежала из помещения. Ладно, подожду. Минуты через две появился Арсис. Значит, рабыня за ним бегала.

- Ида?

- Есть, господин Арсис.

Он подошёл к столу, достал листок, сделал на нём запись и протянул Ирис, что-то коротко пояснил, подошёл к входной двери, открыл своим ключом.

- Ида, - Ирис схватила меня за руку и поспешно вывела в коридор. Дверь закрылась. 200

Ирис отвела меня в столовую, располагавшуюся в этом же здании на подвальном этаже. Как я поняла, на первом этаже работал ресторан для господ, а для рабов отводилось отдельное помещение – полутёмная зала, лишённая намёка на уют. Справа от входа в рабскую столовую находилась перегородка, по которой постучала Ирис. Тотчас открылось окошко, и Ирис сунула появившейся по ту сторону крупной чернявой женщине записку от Арсиса. Женщина скрылась, а через минуту выдала нам поднос, уставленный едой. Я сглотнула слюну.

Ирис отвернулась от перегородки, окошко захлопнулась. Так, поднос должна взять я. Не кувыркнуть бы, я обнаружила, что у меня дрожат руки. Ирис уже остановилась около стола, бесконечно длинный, сколоченный из грубых досок, как и все остальные столы в зале. Вдоль столов тянулись скамейки. А народу, только сейчас обратила внимание, не было. Я плюхнулась за стол. Еда! Нормально я ещё ни разу не ела с момента, как очнулась в теле Иды. Схватила деревянную ложку. Пожалуй, начну с блюда, напоминающего очень густой суп

Ирис перехватила мою руку. Я уставилась на девушку, не скрывая возмущения, но Ирис только хмыкнула и перечислила названия всего, что было на подносе. Я моргнула. Ирис повторила:

- Это суп, это хлеб, это….

Пока не выучу, есть не дадут? Суровая мне досталась учительница. Ладно, я согласна. Несколько раз повторила за Ирис новые слова, порадовала её вопросом:

- Это…? – указала пальцем в стол.

Ирис ответила, перепроверила, запомнила ли я про суп и хлеб, и, наконец, позволила проглотить первую ложку. Стоило мне закончить с супом, Ирис снова принялась спрашивать, указывая пальцем на оставшиеся блюда. А вообще, мне её усердие нравится, стараниями Ирис я язык выучу.

После того, как я поела, мы вернулись в апартаменты Арсиса и до самого вечера под руководством Ирис я учила язык, а параллельно помогала ей с уборкой, стиркой и прочими обязанностями прислуги. Может, из меня хотят сделать горничную? Было бы не плохо.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru