Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Часть 3.3

Так прошло полгода. Я забавлялась мыслью, что до сих пор не видела мужа. Как там Иким? Денег я оставила достаточно, так что он не страдает. У Яны кончилась настойка, оставленная магом-лекарем. Поскольку все ночи она проводила у Лорда-Повелителя, маг настоял, чтобы она принимала зелье. От родов, говорил он, нужно оправиться.

Неделька-другая, и Яна снова забеременеет. Я выждала четыре дня и совершила очередную вылазку в город. Первым делом я, разумеется, пошла к торговцу амулетами и прочими магическими вещицами.

- Госпожа? – присвистнул он, - Ваш заказ вас уже месяцев шесть дожидается.

- Дождался же, - пожала я плечами и отдала триста золотых. Мне был передан пузырёк и очередной амулет. В письме от Чавиша я прочитала, что эликсир следует выпить перед близостью, и ребёнок гарантирован. Амулет же следовало носить всю беременность, и он обеспечит ребёнку желаемую внешность, правда, уточнялось, что за неделю до встречи с магом-лекарем, амулет следует снять.

Поблагодарив торговца, я направилась, как ни странно это осознавать, домой. Ключ у меня был. Я смутно представляла, что творю. Хочу ребёнка, и это главное. С тех пор, как впервые увидела крошечный живой комочек на руках Лаи, я хочу своего малыша. Я даже в мыслях не допускала, что он будет расти без меня, поэтому решила, что для всех это будет ребёнок Яны и Лорда-Повелителя. Может же она родить двойню, да хоть тройню, почему нет? Вреда никому не будет.

Я повернула ключ в замочной скважине, и вошла. В небогатых домах женской и мужской половины не было. Чтобы разделить дом, нужно приобрести евнухов, а это очень дорого, так что у бедняков хозяйка властвует над всем домом, правда, мыть, стирать и убирать приходится ей лично. Когда к мужчине приходят гости, он просто отсылает женщин в дальние комнаты. Я не удивилась, когда обнаружила женщину в годах, отмывающую пол в холле. По возрасту на мать моего мужа она никак не подходила, и я решила, что Иким купил служанку, и правильно.

Приобретённый когда-то амулет отвращения внимания исправно работал. Женщина меня не заметила, и я прошла в дом. Обходя комнату за комнатой, я радовалась чистоте, но вот пустота меня нервировала. Сколько же я мужа буду здесь искать? Иким попался мне в коридоре совершенно случайно через пять минут. Я сняла амулет, и он вздрогнул:

- Госпожа Диаль, жена?

- Именно.

Он сглотнул.

- Как мама? – спросила я.

- Спасибо, даже не думал, что ей так хорошо помогут, помолодела лет на пятнадцать.

- Рада. Есть разговор, и он не для коридора.

Иким нервозно мотнул головой и провёл меня в свою спальню. Матрас на полу, подушек почти нет, всего два сундука. Я закрыла дверь.

Я прошлась по комнате, внимательно осматриваясь, но ничего интересного не нашла. Подойдя к сундуку, я положила на крышку мешочек с серебром и золотом. Иким неуверенно улыбнулся и спросил:

- Чай?

- Давай.

Наверное, я первая женщина Тетисса, которой муж принесёт чай. И вообще, своим поведением, заискиванием Иким напоминал мне услужливого молоденького евнуха. Надеюсь, с ним всё в порядке. Я в два глотка выпила эликсир. Сладковатая жидкость подействовала успокоительно. Я облизала губы и предвкушающее улыбнулась.

Когда Иким вернулся, я всё ещё стояла у сундуков. Муж приблизился ко мне, поставил поднос рядом с принесённым мной мешочком. В голове приятно шумело. Я уже не думала о том, как всё будет, просто шагнула вперёд, одну руку положила на плечо мужа, чтоб не удрал, а второй скинула скрывавшую меня ткань.

Первая брачная ночь состоялась через полгода после свадьбы, причём утром, ближе к полудню. Муж малость ошалел, а я всё ещё была под действием эликсира, я смеялась. А ещё я впервые за долгое время посмотрелась в зеркало. Как была горбоносой, тощей и страшной, так и осталась. Моя внешность, пожалуй, стала ещё менее привлекательной, чем годы назад.

Я поднялась с матраса, взяла остывший чай и пила его долгими глотками. Затем оделась. При моём приближении Иким чуть вздрогнул, но потом приблизился ко мне и спросил:

- Диаль, когда тебя ждать?

Уже не госпожа, не «вы». Я передёрнула плечами:

- Не знаю. Когда будет необходимость, может быть через год, может быть завтра.

Я замоталась в ткань, и пока Иким глупо моргал, надела сначала амулет, который обеспечит моему малышу внешность, потом тот, что отведёт от меня взгляды и спешно покинула дом. В этот раз я возвращаюсь к Яне ни с чем, так что лучше лишнего не задерживаться.

Я млела от мысли, что теперь во мне зарождается маленькая жизнь. И у моего ребетёнка будет всё-всё. Когда Яна родит, а повитуха выйдет объявить о рождении ребёнка Лорда-Повелителя, дам Яне снотворное, подниму крик, а когда повитуха вернётся, скажу, что родился второй ребёнок. Да, слишком несуразно, это намётки. Чтобы продумать, как всё сделать, у меня целых девять месяцев.

Мои предположения оправдались. Яна загадочно улыбалась, когда думала, что на неё никто не смотрит. Я дождалась, когда мы остались вдвоём, подсела к ней и спросила:

- Сияешь. С чего бы?

- Сегодня признаюсь Лорду-Повелителю, что жду второго малыша.

Я стиснула Яну в искренних объятиях, и не важно, что рада я за себя.

На следующий день евнухи вшестером с трудом внесли сундук с подарками. Вместе с Томой я открыла крышку и разочарованно вздохнула, всё было слишком шикарным, а мне нужно в честь радостного события одарить служанок, не скупящихся на сплетни и услуги. Тратить на них золото мне было жаль, потому что служанка обрадуется и монете, и шёлковой сорочке, а Чавиш только золоту, и аппетит у него здоровый.

Девочки бросились обсуждать новые ткани и фасоны будущих платьев. Я была готова признать, что внешний вид очень важен для Яны, потому что Лорд-Повелитель полюбил её за глаза и сказочный облик, но девочки просто радовались обновкам. Тому я не понимала, ей одеваться не для кого, так зачем стараться?

Я достала несколько рулонов разных тканей, отбросила те, что были с крупным рисунком, от оставшихся отрезала широкие полосы. Обработать края можно довольно быстро, в результате получатся либо ленты для волос, либо пояса. Служанкам понравится, особенно, если я привру, что шила сама Имирь.

Новость, что наложница ожидает ребёнка, стала отличным поводом для лорда Рика посетить женскую половину. Якобы он желал выразить своё почтение Хозяйке, благодаря которой дом Лорда-Повелителя расцветает. Одна из служанок шепнула мне, что беседа была долгой. Большего никто не знал: Хозяйка, лорд Рик, Шаб и распорядительница и говорили очень тихо, а за тем, чтобы никто не подслушивал, следили сразу три молоденьких евнуха.

Покинув покои Хозяйки, лорд Рик отправился поприветствовать принца Фалия и, следовательно, Лаю. В их покоях он долго не задерживался, покинул женскую половину. Увидеть принца Амира он не пожелал.

Это было несколько странно. На ближайшем уроке я задала Танию вопрос. Евнух снисходительно улыбнулся:

- Лая ненавидит Имирь, и чувства взаимны.

- Нет, - тотчас возразила Яна.

Евнух хитро прищурился.

- Может быть, Имирь, чувств ты и не испытываешь, но Лая твой смертный враг. Будь у неё возможность, она убьёт тебя.

Мы одновременно кивнули, соглашаясь.

- Будет ли твой сын, Имирь, доверять лорду Рику, если он продолжит поддерживать Лаю?

- Нет, - ответила я, - лорду Рику не будет доверять Имирь, сыну это передастся.

- Вот-вот. И принц Фалий будет относится к лорду Рику более, чем настороженно, если он водится с той, которую мать ненавидит всей душой, с той, что стала причиной падения Лаи. Ему пришлось выбирать между ровными отношениями с обеими и доверием с одной.

- Доверие позволит остаться при власти, когда принц Фалий взойдёт на трон.

- Именно, - рассмеялся Таний, - Диаль, а разве ты сделала не тоже самое? Ты могла оставаться простой служанкой, но ты выбрала Имирь. Когда Лая возглавит женскую половину дворца, тебе не поздоровится.

С этой точки зрения я на ситуацию не смотрела, и сейчас не могла не признать, что Таний прав.

И снова сонное однообразие, неделя за неделей. Чувствовала я себя прекрасно, на собственном опыте убедилась, что всё, что Чавиш делает, он делает безупречно. Эликсир, который я выпила, помог и с мужем отдаться ощущениям, я почти не помню, что и как происходило, остался только чистый восторг. Повторить бы…. А ещё именно благодаря эликсиру, самочувствие у меня было прекрасным.

Одежда, которую я носила, скрывала намечающийся живот, и моя тайна оставалась только моей. Настроение портило лишь осознание собственной беспомощности: я пыталась в деталях представить, как выдам своего малыша за второго ребёнка Яны, и понимала, что мои планы – это просто фантазии, воплотить которые невозможно. Придумать ничего не получалось, но ведь у меня ещё три месяца впереди.

Как раз за три месяца до родов, лекарь-маг прибыл осмотреть Яну, чтобы составить акт, подтверждающий, что она ждёт ребёнка от Лорда-Повелителя. Тома увела принца Амира в сад, кормилица ему больше не требовалась, а няня не понадобилась. Мы втроём с удовольствием возились с ребёнком.

Я ждала под дверью, когда маг осмотрит Яну. И у меня были вопросы, которые служанка задать не могла, поэтому я попросила Яну задать их вместо меня. В прошлый раз осмотр прошёл быстро, сейчас же время тянулось, я подпирала стенку почти час. Я была похожа на обычную девочку на побегушках, одна такая стояла в начале коридора.

Наконец, лекарь убрался, и я смогла войти в комнату. Мы были вдвоём, так что я тотчас нетерпеливо на неё уставилась.

- Магу твои вопросы очень не понравились, - с лёгким раздражением заговорила Яна, - Он решил, что я их задаю, потому что иномирянка, и принялся проверять, помню ли я прошлое. Насилу убедила, что нет

- Почему?

- О! Он мне объяснил. Влияние на пол будущего ребёнка и его внешность относится к запрещённой магии. Почему, не знаю, твердил только «Нечисто, нечисто». Он даже не сказа, будет у меня сын или дочка.

- Тоже нечисто?

- Нечисто, - согласилась Яна.

- Сына или доча, - протянула я, - А может двойня? – и задорно улыбнулась.

- Увы, - рассмеялась Яна, - Высчитать количество детей этот умник как раз сумел. Один у меня будет.

Ох…. Не знаю, каким чудом я удержала ровное выражение на лице. Один, значит. А как же я?!

Сутки я ходила, говорила, выполняла свою работу, но в голове ничего не отложилось, словно не было этого дня. Я всё пыталась понять, что же делать, но вместо умных мыслей были одни сожаления о собственной глупости. А я ещё от понимания, что свою крошечку мне не оставить при себе, не защитить хотелось выть.

Я очнулась через день. От самоедства и жалости к себе проку никакого. Нужно просто найти наилучший выход. Первая мысль – сбежать, устроить своё гнёздышко, растить ребёнка. Её я отмела. Если я сбегу, притока денег я лишусь, то есть светит мне существование жены нищего. Сможет муж как-то обустроиться? Не знаю, но даже если у него получится, мы будем бедняками. И это если меня не найдут, а пропавшую личную служанку госпожи Имирь искать будут очень тщательно.

Стало быть, я попытаюсь оставить своего малыша во дворце, а прямо сейчас подготовлюсь к тому, что задумка может не получиться. Я более или менее успокоилась и связалась с Чавишем. Мне нужен ещё один магический паук или любое иное существо, которое способно принять роды и помочь матери лучше любой повитухи.

- С ума сошла? – спросил Чавиш, - Такого не бывает.

- А мне нужно, - возразила я, - Чавиш, ты лучший или как?

Тени из сна разразились многоголосой бранью, а потом маг своим нормальным голосом сказал:

- Я лучший, но это невозможно, Диаль. Никогда себе не прощу, если не попробую. Жди.

Сон оборвался, я открыла глаза с абсолютной уверенностью, что всё будет.

Чавиш отмалчивался два месяца. Время истекало, и я вновь занервничала. Чавиш приснился мне, когда я на полном серьёзе стала размышлять, как на неопределённый срок незаметно покинуть дворец. Во сне были тени, и все они были понурые, усталые.

- Я это сделал, - с гордостью сказал Чавиш, - Невозможно, но я сделал.

И тут оказалось, что у нас проблема с оплатой. Паук-повитуха был бесценен, и никакого золота не хватит, чтобы его оплатить. Я смотрела на Чавиша круглыми глазами и готова была расплакаться, а этот мерзавец смеялся.

- Диаль, я подарю его тебе за так. В благодарность, что ты подкинула мне такую задачку, что я переплюнул сам себя.

Я не поверила, расплачиваться придётся. Но ведь речь о моём малыше, так что я на всё согласна. За пауком я отправилась на следующий день, правда, уже привычному маршруту изменила: к торговцу амулетами я пойду в последнюю очередь. Сначала повидаюсь с мужем.

Иким, когда я перед ним появилась, вздрогнул от неожиданности, но не удивился.

- Госпожа Диаль, - ровным голосом произнёс он, и настороженно на меня уставился, словно не зная, чего от меня ожидать.

- Дело есть, идём.

Иким без раздумий поднялся и направился к выходу из дома. Я, как примерная жена, пристроилась за его спиной. Иким почему-то хмыкнул, после чего негромко спросил:

- Куда прикажете?

- К центральному храму.

Если муж и удивился, то ничем этого не показал.

- Ты устроился на работу?

- Нет.

- Ты же искал работу?

- Теперь я служу тебе, - сказал он с лёгким недоумением, словно в толк взять не мог, чего я от него ещё могу хотеть.

Мы вышли на улицу. Я чувствовала острое разочарование в своём муже. Что за хлюпик?! Он так и собирается бездельничать и жировать на моём золоте? Видимо, собирается. Я выдохнула, заставляя себя успокоиться. Молодой парень и нищий, просящий подаяния. Я должна была понимать, кого беру, впрочем, достоинства у моего мужа есть: он послушен, мил в обращении, симпатичный. Да и в некотором смысле, он прав. Он принёс мне клятву, обязался служить. Это его работа.

Мы дошли до храма. Изначально я планировала посоветоваться с мужем, но раз он настолько мой, обойдётся. Няню моему малышу я буду выбирать сама и только сама. На сей раз меня интересовали ждущие милостыни девушки. Мой взгляд остановился на вдове лет двадцати семи, она прижимала к груди трёхлетнего ребёнка.

Я смотрела, с какой заботой она обнимает его, как гладит по голове и успокаивает. Подходит, решила я.

- Иким, видишь женщину с ребёнком? Дай ей серебрушку и позови сюда.

Муж безропотно повиновался. Женщина вцепилась в монету и уставилась на него взглядом, полным обожания. Она с готовностью поднялась и последовала за ним.

- Вот, госпожа, - сказал он мне и отодвинулся в сторону.

- Как тебя зовут?

- Памира, госпожа.

- Хочешь жить в доме, ты и твоя дочь будете сытыми, будете иметь деньги на лечение?

Она настороженно кивнула, и я протянула ей шкатулку с клятвенным каменеем.

- Принеси мне клятву верности. Ты можешь оговорить, что не будешь нарушать закон и заветы храма. Мне нужен кто-то вроде служанки и няни.

И я высвободила руку из-под скрывавшей меня ткани, подбросила на ладони монету. Хм, золото творит чудеса.

Женщина выхватила из шкатулки камень и горячее зашептала:

- Я, Памира, клянусь….

Когда она закончила, я забрала шкатулку, отдала монету и спросила:

- А ты осознала, что твоё возможное замужество определяю теперь я? Или мне следовало предупредить?

Женщина рассмеялась:

- Я вдова, госпожа. Никто не захочет на мне жениться, так что в предупреждении нет необходимости, и я осознавала, не беспокойтесь.

- Хорошо.

Мы пошли к дому в молчании, и когда уже свернули на нашу улицу, я шепнула Икиму, чтобы сбегал за храмовником, тем самым, что поженил нас. Если я не смогу пристроить малыша к Яне, то мне придётся забрать его из дворца. Стало быть, моему мужу нужна вторая жена, я, возможно, не сумею покинуть Яну без шума.

Мы вдвоём вошли в холл, и я остановилась прикрыв дверь. Памира с восторгом оглядывала помещение. Она мне нравилась. Довольно смышлёная, умеющая обуздать любопытство, и она готова служить мне ради своей дочки. Идеальная няня.

- Ты любишь детей? – спросила я.

- Очень, - улыбнулась она, - Мне на самом деле предстоит заниматься с детьми?

- Ага.

- Здорово.

Дверь открылась, и вслед за Икимом вошёл храмовник с толстой книгой подмышкой. Если Пальмира выглядела изумлённо-поражённой, то взгляд Икима выдавал обречённость. Я про себя посмеивалась.

Храмовник тщательно вписал имена жениха и невесты в книгу, получил от меня мешочек золотых и, довольно покрякивая, отбыл. Второй мешочек я вручила Памире в качестве свадебного подарка, попрощалась и вышла из дома. Бегом за пауком-повитухой и назад во дворец.

Яна на мой поздний приход не обратила никакого внимания, это было непонятно. Яна сидела одна, принца Амира и Томы не было видно. Я подсела к Яне и спросила:

- Где?

- Илинея забрала Амира на прогулку, - когда мы оставались одни, Яна звала сына по имени, но к нему всегда обращалась не иначе как «мой принц».

- Что-то случилось?

- Разве тебе твой маг не сказал? – удивилась Яна, - Лорд Рик выступил на Совете с предложением лишить гадалок их привилегий. Пока только гадалок, но ты же понимаешь, что дойдёт очередь и до магов.

- Плохо.

- Не то слово. Это надо пресечь на корню.

Я хмыкнула:

- Пошлю за Танием. Кажется, у нас дополнительный урок.

Евнух явился довольно быстро, оглядел нас довольным взглядом, потёр пухлые ладони, сел на подушку и затребовал сок, сладости, фрукты. Он улыбался и ни слова не говорил, пока я не поставила перед ним поднос. Таний взял печенье, повертел его в ладонях и заявил:

- Приступим. Что стряслось?

- Маги и гадалки. Почему им были даны привилегии, что будет, если их этих привилегий лишить? – спросила Яна.

Таний захрумтел печеньем.

- Маги и гадалки – это особая каста, слишком многое они могут, чтобы позволить себе ими пренебрегать. Привилегии – это попытка лордов откупиться, некое негласное соглашение. Люди с даром занимаются своим ремеслом и не лезут во власть, а лорды их не беспокоят. Последняя гадалка имеет больше свобод, чем тот же лорд Рик. Так что неизбежно среди аристократов есть много недовольных. Последняя попытка лишить магов их особого положения закончилась Пятидневной войной.

- Это же было двести семьдесят лет назад? – удивилась я.

- Да, хороший урок маги преподали лордам, хватило на два с лишним века. Три дня у магов ушло на то, чтобы объединиться и два на то, чтобы разгромить армию тогдашнего Лорда-Повелителя. Солдаты беспричинно побросали оружие и разбежались, треть, если не больше, сошли с ума и начали крушить здания, устраивать поджоги. Лорд-Повелитель попросил у магов прощения, освободил от уплаты налогов на двадцать лет, собрал остатки армии и уничтожил потерявших разум солдат.

Таний задумался и вдруг сказал:

- Очень многое о человеке можно узнать из цифр. Какой доход, какие отчисления он делает в казну, что покупает. Госпожа Имирь, вам бы к бухгалтерским книгам подобраться, а?

Яна тяжело вздохнула.

- А кто этот лорд Рик? Откуда он взялся? – я знала, что он друг детства Лорда-Повелителя, но всё же….

- Друг детства, - Таний хитро прищурился, но ничего не сказал. Он собирался играть в гляделки? Я подняла бровь. Таний хмыкнул, взял лист бумаги и принялся писать, затем выразительно приложил палец к губам и передал мне записку.

«Лорд-Повелитель, - прочитала я, -  решил, что его наследнику не следует сближаться с аристократами, поэтому для юного принца друга доставили из другого мира, как это делают с будущими наложницами. Вероятно, Рик помнит, откуда он и ненавидит магов за своё похищение. А ещё здесь его считают ущербным, потому что он не сын Тейтисса».

Я молча передала листок Яне. Она прочитала и помрачнела, а Таний ловко выхватил бумагу у неё из рук, бросил в жаровню, а затем подхватил кочергу и тщательно утопил записку в углях. Бумага почернела и рассыпалась, доверенные ей слова никогда не должны быть произнесены вслух, потому что и у стен есть уши.

Таний ушёл, а мы призадумались.

- Наверное, до книг я доберусь, - неуверенно сказала Яна.

- Неплохо бы, - согласилась я.

В дверь постучали. Я поднялась, подошла к дверям и открыла. В комнату впорхнула принцесса Илинея. За ней шла Тома с принцем Амиром на руках. Последней вошла служанка Илинеи.

Яна преобразилась, взгляд у неё сделался такой же восторженно-глупый как принцессы. Илинее не терпелось обсудить величайшую новость: у певчей птички вылупились птенцы. Она уже водила принца Амира  к клеткам, теперь звала Яну. Разумеется, Яна согласилась, её птенцы так заинтересовали…. Я с трудом подавила желание вздохнуть и закатить глаза.

До книг Яна добралась только через три дня. Она попросила Лорда-Повелителя тихонько посидеть при нём, пока он работает. Лорд-Повелитель возразил, что днём она должна быть при сыне, но согласился.

- Работе он отдаётся до жути, - сказала потом Яна, - Он настолько в бумаги углубился, что не совершенно не замечал, как я делаю выписки, - с этими словами она вынула из-за лифа сложенные пополам листы.

Я пробежала записи глазами.

- Здесь мало.

Яна уставилась на меня с негодованием:

- Это только начало. Всему своё время. Между прочим, Ди, твои любимые фразы.

Я не могла не согласиться.

С книгами и счетами дела застопорилось. Медленно, очень медленно пополнялись записи Яны: кому и сколько золота и иных даров было пожаловано,  какой налог уплатил лорд Рик,  какой доход у несостоявшегося Первого лорда.

Яна решила перетряхнуть свои сундуки. Некоторые были наполовину опустошены, но занимали место, следовало переложить всё в один-два сундука, а остальные убрать из комнаты.

- И когда мы столько золота растратили? – удивилась Яна.

- Маг, взятки и приходящая торговка.

- Так…. А если кто-нибудь станет мои доходы и расходы подсчитывать?

- С какой стати? – удивилась я, - Ты мать наследника. Всё что тебе подарено, принадлежит лично тебе и никак иначе. Единственная причина поинтересоваться твоим имуществом – уверенность, что ты замешана в преступлении против Лорда-Повелителя и Тейтисса.

- Я хочу поговорить сегодня с Лордом-Повелителем о магах, - сменила тему Яна.

Я кивнула, продолжая смотреть в зарешёченное окно. Сейчас меня маги совсем не интересовали.  Совсем скоро мне предстояло рожать. Амулеты, которыми меня снабдил Чавиш, помогли и чувствовать себя хорошо, и скрыть мою тайну. Я до сих пор не знала, что предпринять. Мысль оставить малыша без моего присмотра заставляла покрываться холодным потом. Лекарь, осматривавший Яну, ещё раз подтвердил, что ребёнок у неё один. А я так и не знала, что делать.

Последние дни я так волновалась, что жизнь сделала выбор за меня. А может быть я позволила этому случиться. Как бы то ни было, преступление совершилось. И совершила его я. Плохо мне стало ещё вечером. Я пожаловалась, что мне не спится и ушла, якобы в сад. На самом деле я, скрытая амулетом, ушла в самые дальние помещения женской половины. С собой я принесла корзину, одеялко, пелёнки. Сама принесла ведро тёплой воды. поднять его за один раз я бы не смогла, так что пришлось ходить несколько раз.

А потом я осела на подушки и отдалась заботливым лапкам паука-повитухи. Чавиш гений – последняя мысль, мелькнувшая в голове, прежде чем я потеряла сознание.

Я пришла в себя на рассвете. Паук, размером с голову, сидел у меня на животе и перебирал лапами. Он был мохнатый и совсем не страшный. Я улыбнулась. А потом меня как ледяной водой окатили. Малыш! Паук словно почуял, чего я хочу и спрыгнул на пол. Я встала и протянула руку к корзине, где шевелился крохотный свёрток.

Мой малыш. Моё чудо. Я смотрела на крохотные ручки, на ясные зелёные глаза, и на щеках у меня становилась горячо. Я недоумённо провела ладонью по лицу, и она стала мокрой. Странно. Я провела ещё раз. Оказывается, я плачу.

Я смотрела на своего сына и боялась притронуться, он такая крошка. Паук подполз ближе, уцепился передними лапами за край одеялка и бережно его поправил. Я сняла достала из кармана отводящую взгляды брошь и прикрепила к корзине. Я заставила себя подняться на ноги, закрыть глаза и досчитать от нуля до десяти, а потом от десяти до нуля. Я ради своего ребёнка должна начать нормально соображать. Первым делом я бросилась в купальню. Нужно привести себя в порядок. Я ещё раз подумала, что Чавиш гений, потому что чувствовала я себя превосходно.

Вернувшись из купален, я подхватила корзину и направилась обратно в комнаты Яны. Единственный выход, наверное, всё ей рассказать, повиниться. Только зачем, если у неё может быть только один ребёнок? Если раньше мысль расстаться с малышом просто пугала до дрожи, то теперь казалась чем-то невозможным. Наверное, я попрошу прикрыть мой уход из дворца… навсегда.

Я вошла в комнату. Все ещё спали. Мой сынулька тоже посапывал, я отставила корзину к сундукам, с глаз подальше и хотела отправить дежурную служанку за чаем, как закричала Яна. Я метнулась к ней.

Присев рядом, начала её тормошить. Проснулась Тома, принц Амир. Яна открыла глаза:

- Диаль? Ой, больно-то как!

- Тома, забери принца и скажи всем, что у госпожи Имирь начались роды, - распорядилась я.

А дальше всё закрутилось. Яне было плохо. Прибежала повитуха, повздыхала и послала евнуха к лекарю-магу за родильной настойкой. Снадобье помогло мало. Яна провалилась в беспамятство. Она сжимала мою руку с такой силой, что будут синяки. Следы-полумесяцы от её ногтей заполнялись кровью. Очередной её крик сменился новым плачем.

Яна обмякла, глаза её закрылись, она дышала часто и неглубоко, а повитуха уже обмывала и закутывала в пелёнки новорожденного. Положив его в кроватку, она убедилась, что жизни Яны ничего не угрожает, и вышла сообщить радостную весть.

Я посмотрела, как она выходит и запирает дверь. Внутри у меня что-то перемкнуло. Наверное, это попытка самооправдаться, уговорить себя, что это не я, это оно само. Это было, как пелена на глазах. Или я просто хотела сделать, но не хотела помнить, осознавать, что творю. Я теперь понимаю, почему ужасалась та гадалка.

Я подошла к сыну Яны и подняла его из кроватки. Собственные руки мне казались чужими. Я положила его в корзинку, где был мой сын, а своего малыша я отнесла в кроватку. Я попятилась, присела на матрас к Яне. У неё даже во сне было очень усталое лицо. Что я творю?! Я сошла с ума. Я просто уйду со своим ребёнком из дворца. Яна поймёт и поможет. Я вскочила, чтобы вернуть детей обратно, но тут дверь распахнулась и вошёл Лорд-Повелитель.

- Где моя труженица, - с улыбкой прошептал он, склоняясь над Яной и целуя её в лоб.

Я сдавленно пискнула и протянула руку, когда Лорд-Повелитель шагнул к кроватке. Я, кажется, хотела его остановить, но не нашла слов. Лорд-Повелитель заглянул в пелёнки, а потом резко обернулся ко мне. Сердце ушло в пятки.

- Зеленоглазый как мама, - сказал он, расплываясь в абсолютно идиотской улыбке, - Мой принц, принц Торий. Я сам передам сына кормилице.

С этими словами Лорд-Повелитель вышел, а я чуть не взвыла в голос. Я упала на пол, и меня била крупная дрожь. Что же я наделала?!

Я очнулась от того, что повитуха трясла меня за плечо.

- Милочка, ты чего сознание теряешь, а? Чай, не ты рожала.

- Малыш, сын! – подскочила я.

- Тише, детка. К госпоже иди. А принц у Лорда-Повелителя.

Я отвернулась, якобы к Яне. Слёзы вновь застилали глаза. Нет, я не заплачу. Я что-нибудь придумаю. Ну да, уже придумала. Я села рядом с Яной и постаралась не думать вообще ни о чём, потому что иначе я зарыдаю, и меня не поймут. Слёзы всё же потекли по щекам, но их никто не видел.

Более или менее я пришла в себя. Я сделала страшное, но я должна с этим как-то жить. Во дворец прибыл Старший храмовник, вписал имя принца Тория в книгу, назад пути больше нет. Я подгадала момент и привычным маршрутом вышла из дворца. Единственное, что я могу сделать для сына Яны – отдать его на попечение второй жены Икима и проследить, чтобы его вписали в храмовую книгу, чтобы, когда придёт время, его душа отошла в храм, а не развеялась на ветру.

Всё было сделано быстро и тихо. Иким, когда я уже шла к выходу, догнал меня и спросил, разрешу ли я ему открыть магазин, он хотел торговать тканями. Разумеется, я дала согласия, пожелала удачи.

Когда я пришла, Яна обнимала моего сына и радостно улыбалась:

- У него зелёные глаза как у меня. Лорд-Повелитель в восторге. Ты чего такая грустная?

- Я…. Я за тебя испугалась.

- Ничего страшного. Я в порядке. Лекарь считает, что мне нужен больший перерыв.

Яна передала малыша кормилице. Я чувствовала, что вот-вот снова расплачусь. Я легла на свой матрас, накрылась одеялом почти с головой и забылась тяжёлым сном.

Принесли очередные сундуки с подарками от Лорда-Повелителя, прошла церемония приветствия новорожденного принца. Хозяйка, чтобы выразить свою благосклонность, лично посетила Яну.

- Теперь, когда наследников трое, я спокойна за престол Тейтисса, - сказала она.

Приходила принцесса Илинея, развлекала Яну. Тома была счастлива за подругу.

Всё это проходило мимо меня, мне казалось, что меня выдернули из жизни и превратили в наблюдателя. Я была слишком потрясена тем, что сделала.

Очнуться меня заставил разговор с Яной. Она вернулась после очередного Совета.

- Лорд Рик опять говорил о магах. На сей раз он подготовил закон, по которому все, кто находится на службе у государства, должны регистрировать свои обращения к магам и гадалкам. Некоторые лорды его поддержали, а, главное, Лорд-Повелитель выразил одобрение.

- То есть чиновники и военные?

- Да.

- Спорим, и те и другие будут не в восторге.

- Я попробую поговорить с Лордом-Повелителем.

Я кивнула.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru