Аннонсы

"Академия Магии или всё по фен-шуй" - завершено!

Полную версию романа можно приобрести на ЛитЭре

 

"Княжна-подменыш" - начинается новая история

Следить за выкладкой проды можноа на ЛитЭре

Часть 2.3

Лорд-Повелитель отбыл через день. Он зашёл на женскую половину попрощаться с матерью и зашёл в покои Яны. Про Лаю Лорд-Повелитель не вспоминал, но каждый день слушал доклады евнухов о сыне. Малыш рос весёлым, здоровым и розовощёким.

Яна словно погасла. То ли она стала испытывать к Лорду-повелителю чувства, и без него здесь ей стало неуютно, то ли она боялась. Стук в дверь раздался неожиданно. Яна тотчас выпрямилась, а я открыла дверь. В комнату вошла распорядительница.

- Доброго дня, госпожа Имирь, - обратилась личная служанка Хозяйки к Яне, - Хозяйка приглашает вас на Большой ужин сегодня вечером.

- Благодарю, я с радостью приму приглашение Хозяйке.

- Госпожа Имирь, - распорядительница поклонилась и вышла.

- Ха, - вырвалось у меня, я посмотрела на Яну, - Кажется, всё хорошо.

- В смысле.

- Есть за одним столом с Хозяйкой могут сёстры Лорда-Повелителя и матери его детей.

- Я ещё только жду ребёнка.

- Да, Хозяйка оказывает тебе большую честь. Она напоминает всем, что ты под её покровительством, это остудит многие горячие головы.

- Но не Лаю, - убеждённо произнесла Яна, и мне было нечего ей возразить.

К Большому ужину следовало подготовиться. Я выбрала для Яны расшитое золотой нитью платье, волосы собрала ей в высокую причёску и заколола золотыми шпильками. Оставалось добавить комплект украшений и капельку румян. Пока помогала со сборами, рассказывала о предстоящем ужине. Ничего сложного. Сидеть за столом с Хозяйкой, наравне с принцессой и Лаей. Есть по-настоящему не обязательно, достаточно создать видимость, а поужинать можно либо заранее, мы не успевали, либо после.

Себя тоже пришлось приводить в порядок. Личная служанка не может быть одета в мешковатое серое нечто, которое я носила раньше, это позор для госпожи. Я обзавелась тёмно синим платьем, добавила к нему кружевную накидку и широкий расшитый пояс. Смотрелось в меру симпатично. Под платье я, разумеется, надевала юбку, пошитую из купленной у торговки ткани. Юбка делала меня толстой, несуразной, такой, как я хотела. Думаю, ни Яна, ни Тома не догадывались, что я худышка. Никто не догадывался. Тем лучше.

Время ужина. Яна шла впереди, я играла роль идеальной служанки. Хозяйка уже расположилась на подушках в зале, перед ней стоял огромный поднос. Принцесса Илинея уже сидела здесь же. Лая тоже успела прийти.

- Располагайся, Имирь, - пригласила Хозяйка.

- Благодарю, - откликнулась Яна, - Для меня ваше внимание большая честь, - и тоже опустилась на подушку.

Наложницы Лорда-Повелителя выстроились в зале, им  предстояло стоять и молча наблюдать за ужином,  права сесть с Хозяйкой за один стол у них ещё не было. Возможно, когда-нибудь появится. Я надеюсь, что нет.

Хозяйка взяла с подноса стакан чая, пригубила и заговорила невероятно добрым голосом:

- Когда я была маленькой, мне рассказывали сказку о том, как однажды высокий лорд отправился в путешествие. Дома у него жили собака, кошка и певчая птичка, жили они в мире и согласии, но когда лорд собрался ехать, он забеспокоился. Он отозвал свою собаку в сторонку и велел присматривать за кошкой и птичкой. По возвращении он хотел увидеть всех троих в целости и сохранности. Но кошка этого не поняла. Она облизывалась на птичку, которая свила гнездо и высиживала птенчиков. Кошка напала. Собака тотчас прыгнула и её оттащила, но вот беда, птенцы погибли, а птичка успела выцарапать кошке глаза. Когда лорд вернулся, он очень расстроился, а на глупую кошку он и вовсе разозлился. Её котёнка лорд оставил дома, решив, что пусть уж за ним собака приглядывает, а кошку прогнал вон. Приятного аппетита.

Сказка мне понравилась. Правда, аппетиту она прибавила только Яне. Лая давилась чаем, к еде даже не притронулась. Принцессу история не тронула. У неё было наивное, чуть глуповатое выражение лица. Она казалась немного грустным ребёнком, обманувшимся в ожиданиях – сказка не была интересной или сколько-нибудь захватывающей. Хозяйке же всё нипочём, она разламывала пирожок с таким видом, словно это самое важное дело на свете.

Я перевела взгляд на наложниц. Пришлось опустить голову, чтобы мой интерес не бросался в глаза, но оно того стоило. Девочки не испытывали радости, скорее они демонстрировали смирение. Единственная, кто искренне улыбался, была Тома. Если вдуматься, благодаря дружбе с Яной её положение по сравнению с остальными улучшилось, а уж если, точнее когда, Яна станет Хозяйкой, она сможет подарить Томе собственную комнату.  Мимоходом отметила, как сильно раздражена Сана. Вот уж её сказка не остановит, но сама по себе, без Лаи и Глаи, девочка опасности не представляла. Решатся ли они, глупые кошки? Не знаю.

Я нервничала. Хозяйка защищает Яну, но не уверена, что её защиты достаточно. Я разрывалась между своими желаниями и необходимостью присматривать за Яной. Впрочем, одна мысль у меня есть.

- Яна, ты же уже выучила, как писать по-нашему?

- Да, - озадаченно откликнулась она.

- Тогда пиши Хозяйке записку. Поблагодари её за приглашение на ужин, расскажи, как ты тронута и признательна. В конце записки спроси, не будет ли Хозяйка возражать, если Тома останется ночевать в твоих покоях.

- Думаешь, разрешат? – спросила Тома.

- Уверена. А главное, с таким разрешением ты сможешь переехать сюда.

- Было бы не плохо, - сказали девочки хором.

Письмо Яна написала красивым почерком, на пару мы добавили завитушек. Я сложила лист пополам и отправилась к распорядительнице. Вторая после Хозяйки женщина смотрела на меня приветливо, как старая тётушка.

- Записка для Хозяйки от госпожи Имирь. Мне приказано подождать, если Хозяйка сочтёт нужным ответить.

- Ответить? – переспросила распорядительница, но тотчас забрала бумагу и скрылась в покоях Хозяйки. Я стояла в коридоре и спокойно ждала. Дверь распахнулась неожиданно.

- Действительно, ответная записка, - распорядительница продолжала добродушно улыбаться.

Я поклонилась ей, приняла бумагу. Теперь к Яне. Уже отдавая ей записку, я поймала себя на том, что мне и в голову не пришло открыть самой и посмотреть. Странная мысль. Яна уже читала. Она отложила лист, не потрудившись его сложить. Я тотчас наклонилась вперёл и пробежала текст глазами.

- Ди, ты была права, Тома может остаться.

Я только кивнула. Хорошо, так безопасней. Я помогла Яне избавиться от платья, в котором она ходила на ужин. Тома разделась сама, и довольно быстро мы улеглись. Эх, снова я не одна в комнате. Утешилась тем, что Яна тоже не одна. Я забылась беспокойным сном, мне виделись кубики мармелада, сад и бесконечный коридор с нишами и дверями. По нему я бежала на улицу, но всё никак не могла добежать. Я проснулась на рассвете. Девочки ещё спали.

Я вышла в коридор и приказала дежурившей там служанке принести чай. Вернувшись в комнату, я уселась на подушку и стала ждать. А ещё я поняла, отчего меня так потряхивает – я от мечты в двух шагах.

Служанка тихо постучала, и я вышла к ней, чтобы забрать чай.

- Диаль, - неуверенно произнесла она, - ночью Старший евнух умер. Говорят, его место займёт теперь Шаб.

Я моргнула. Новость была неинтересная. Шаб давно по факту был Старшим, тому старику просто дали спокойно уйти, но девочка принесла мне сведения и, возможно, однажды она расскажет что-то ценное.

- Подожди.

Я вернулась в комнату, поднос поставила на пол и приоткрыла свой ларец. Служанка получила серебряную монету в благодарность. Она улыбнулась, склонила передо мной голову и вернулась в нишу в коридоре, где она дежурила. Сначала я порадовалась неожиданной союзнице, а потом задумалась, не конкурентка ли она мне.

Но всё же я могу использовать принесённые сведения. Сейчас на женской половине до меня никому нет дела. Я прикусила губу, минута сомнений, а потом я решилась. Давно собиралась, так почему не сейчас? Я выпила чай, съела булочку с повидлом, затем открыла ларец и с самого дна достала ткань, в которую заворачивалась, когда ехала в Малый дворец.

Я наклонилась над Яной.

- Эй, проснись.

- Ди? Что случилось? – со сна Яна соображала медленно, тем легче.

- Ничего такого. Умер Старший евнух, но тут всё естественно, он стариком был. А мне прогуляться надо.

- Куда?

- Яна, просто сделай так, чтобы о моём отсутствии никто не узнал.

Она моргнула.

- Спи, ещё рано, - шепнула я.

Яна, кажется, и  вправду снова провалилась в сон. Отлично. Я выскользнула из комнаты, прошла по коридору мимо служанок, нырнула в боковой коридор. Сердце стучало, а ноги несли меня к выходу с женской половины дворца. По рассказам Тогаля я примерно представляла, где находится калитка, которой пользуются евнухи. Я нырнула в одну из ниш, сняла юбку, делавшую меня толстой. Теперь я худышка. Я замоталась в ткань с головой, как когда-то, юбку свернула наподобие мешки и пошла вперёд. Рано. В коридорах никого ещё не было. Я оказалась прямо перед калиткой… неожиданно. Последний шанс повернуть обратно. Я толкнула дверцу и вышла из дворца. Улица. Здравствуй, моя детская мечта.

Судя по всему, я вышла через чёрный ход, предназначавшийся для выхода в город. Справа от меня начинался сад, который, если смотреть с той стороны, прятал хозяйственную часть. Во дворец везли продукты, уголь для жаровен…. Я смотрела на пустую сейчас дорогу. Она отделяла меня от уродливых деревянных построек с плоской крышей. Склады, предположила я. Туда мне точно не нужно.  Пойду через парк – окажусь, вероятно, на главной площади столицы, куда женщины не забредают. Не подходит. Я двинулась вдоль дороги. Справа парк сменился приземистым белым зданием с покатой крышей, за ним начиналось следующее, выкрашенное в светло голубой цвет. Между зданиями был проход, в него я и свернула.

 Я смотрела во все глаза, и терялась в ощущениях. Подумать не могла, что всё будет так просто. Я шла вперёд, стараясь как можно быстрее выбраться из щели между двумя домами. Идти стало страшно. Я не знала, что буду говорить, если меня остановят и спросят, почему я иду от дворца Лорда-Повелителя. Мне хотелось побежать, но я этого не сделала.

Здания как-то резко закончились, и буквально выпала на широкую улицу, которая вела на дворцовую площадь. Я резко выдохнула, стараясь унять бешеное сердцебиение. Мне нужно осмотреться и запомнить, как идти обратно. вот, теперь можно перейти улицу на противоположную сторону и идти от Большого дворца. Тогаль рассказывал, что самое интересное можно увидеть в торговой части. Я торопливо пошла вперёд. С ума сойти.

Я вовсю улыбалась, благо ткань, в которую я завернулась, скрывала меня от чужих взглядов. Можно и голову прямо держать, и рассматривать всё, не таясь. Конечно, сквозь ткань видно не идеально, но ведь видно. Я чувствовала, как губы растягиваются ещё шире. Единственное, чего мне сейчас нельзя, так это расхохотаться.

На улице почти никого не было. Навстречу попался только один господин, мазнувший по мне взглядом, как по пустому месту. Улица была застроена двухэтажными зданиями с узкими высокими окнами. Три-четыре дома обычно стояли вплотную друг к другу, а потом вбок убегала улица. Из одного такого ответвления вышла женщина с большой корзиной. Она была закутана, как я, и я предположила, что она служанка в не самом знатном доме, отправилась за покупками. Её господин был достаточно богат, чтобы построить дом недалеко от дворцовой площади, но у него не было золота, чтобы иметь евнухов. От чужих глаз он защищал своих служанок не стенами, как Лорд-Повелитель, а только покрывалом. Возможно, я ошибалась.

Я замедлилась и решила идти за женщиной. Будет забавно, если кто-нибудь пристроится за мной, думая узнать дорогу. Чем дальше от дворцовой площади мы уходили, тем больше людей стало на улице. Поти все они были мужчинами. Я успокаивала себя тем, что укутанных в ткань женщин не трогают ни при каких условиях.

Я замешкалась – увидела невероятной красоты здание. Во-первых, оно было трёхэтажным, во-вторых, стены были сплошь покрыты мозаикой, а, в-третьих, окна были витражными и без решёток. Я не поняла, что это, но когда отвернулась и попыталась взглядом найти женщину с корзиной, её не было. Ушла. Я снова испугалась, пошла вперёд, уговаривая себя, что обратную дорогу я найду. Всё время прямо, потом пройти между домами, и вот она калитка. Улица сделала поворот, и я ощутила, что дорога пошла под уклон. А мужчин стало ещё больше. Это сколько же их будет, когда я ещё отдалюсь от центра? Ох, может зря я вылезла? Не-а, я ещё раз эту прогулку повторю. Сумею вернуться и не попасться и повторю.

В разные стороны разбегались несколько улиц. Что-то неуловимо менялось. Если случайно забрести на мужскую половину дворца и не заметить ощущение будет примерно такое же, дворец один, но место неуловимо отличается. Я насторожилась. Получается, аристократическая часть осталась у меня за спиной. Впереди, надеюсь, торговая. Я пошла ещё медленнее. Дома справа, слева. Дома закончились. Я оказалась, видимо, на площади. Много-много народу. Очень много. Я, кажется, задыхаться стала. Захотелось бежать обратно и не оглядываться, но я заставила себя идти вперёд, несмотря на бешено колотящееся сердце.

Никогда раньше рядом со мной не было столько человек. Бывало, что я помогаю госпожам одеться или причесаться, тогда я стояла к ним вплотную, но кроме нас и ещё какой-нибудь служанки в комнате никого не было. Сейчас мужчины были слишком близко. На меня они не обращали внимания, обгоняли, один проворчал себе под нос что-то нелицеприятное о медлительных клушах, но ко мне он обратиться не посмел. Действует ткань, защищает. Спокойней, одёрнула я себя.

Думаю, я попала на центральный рынок. Увиденное больше всего напоминало именно базар из рассказов Тогаля. Хорошо. Я пошла чуть увереннее, но тут же пришлось остановиться. Я догадалась приблизиться к прилавку, чтобы не мешать другим. Я поняла, что на базаре я мгновенно потеряюсь. Мне нужен ориентир. Я обернулась. Так, для начала, мне потребуется улица, которая идёт ввёрх. Во-вторых, отсюда, как ни странно, виднеется здание с мозаикой, точнее  пять аккуратных башенок, больше похожих на украшения, чем на реальные помещения. Вот теперь можно идти.

Я тронулась вперёд. На товары я пока внимания не обращала, успею. Мне бы к людям привыкнуть и сообразить, сколько я сюда шла. По всему выходило, что долго. Есть уже хочется. Я всё шла, благо на рынке люди перемещались медленно. Начала присматриваться.

Женщин вроде меня, полностью закрытых тканью, я не увидела. На глаза попалась розовощёкая толстушка лет сорока. На ней было тёмное платье в пол с воротом под горло и длинными рукавами. Её мужчина, господин или муж, не имел возможности защитить её от чужих взглядов. Сочувствую. Остальные были мужчинами. Одеты по-разному, кто-то богаче, кто-то в обносках. Куда-то не туда я иду.

Мне нестерпимо захотелось найти улочку, где расположены лавки магов. Хотелось взглянуть хоть глазком, но я себя одёрнула. Нужно понять, могу ли я где-то поесть. По рассказам Тогаля, на рынке перекусить можно.

Вот теперь я смотрела на товар. Продавали разномастные ткани, все плохие. Лорд-Повелитель в такие даже служанку оденет, не говорю уже о наложницах. Мне понравились ленты. Они тоже были не лучшие, зато разноцветные, однотонные и с рисунком. Одна мне очень понравилась: широкая, низ зелёный и проделаны стежки толстой ниткой, словно трава, цветы сделаны из бисера, а верх бледно голубой. Я вздохнула. Носить мне её негде, а счастливей, от того, что она свёрнута на самом дне моего ларца, я не стану. Мельком взглянула на кружево. Еды не было.

- Пирожки, горячие пирожки! – услышала я звонкий мальчишеский голос. Я обернулась. По виду совсем ребёнок, тощий и в стоптанной обуви, род которой я так и не смогла определить, катил перед собой явно тяжёлую тележку. Я не знала, как поступить, как правильно у него купить. Я просто шагнула к нему. Мальчик меня понял. Меня особенно радовало, что он ещё ребёнок. С ним нет тех условностей, что были бы со взрослым.

Обращаться ко мне он не стал, поставил тележку и стал поочерёдно указывать на белые полотенца, которыми были прикрыты пирожки, перечисляя начинки. И тут-то я осознала свою проблему. Купить – это значит платить.

Я взяла с собой две золотых монеты и несколько серебряных. Мелких медяшек у меня просто не было. Я достала из кармана серебряную и положила на край тележки так, чтобы моя рука всё время оставалась скрыта тканью. Увидев серебро, ребёнок испугался. Он таращился на монету круглыми глазами и выглядел совершенно беспомощно. Он настолько был поражён, что обратился прямо ко мне:

- Госпожа, - пролепетал он, - мне нечем дать сдачи.

Поняв, что он со мной заговорил, он ещё больше испугался. Кажется, он собирался заплакать. Начинаю понимать, насколько мне здесь не место. Я видела два пути. Забрать монету и оставить мальчика в покое, но от этого сытости не прибавится, да и не уверена я, что у кого-то другого будет сдача. Я выбрала второй путь.

Отодвинув ребёнка от тележки, я увидела, что под днищем у него висят несколько корзин. Я сняла пустую, затем сорвала полотенце, укрывавшее пирожки с мясом и переложила несколько штук к себе. Проделывать через скрывавшую меня ткань было неудобно, но я старалась. Взяла ещё несколько пирожков со сладкой начинкой.

- Спасибо, - сказала я, и подхватила последний пирожок. Его я взяла пальцами и утянула под ткань – завтракать. Интересно, кто-нибудь когда-нибудь покупал пироги на рынке так дорого.

- Госпожа…, - растерянно пролепетал мальчик, но я качнула головой, и пошла прочь. В конце концов, у меня ещё золото есть, хотя я и осознавала, что совершаю ошибку, разбрасываясь деньгами. Мне не следует привлекать столько внимания.

Внезапно мальчик оказался прямо передо мной. На дрожащей ладошке он протягивал тускло-жёлтые монеты разных размеров.

- Это не всё, но, пожалуйста….

Вот даёт. Радовался бы, а он…. Мальчик ссыпал монетки мне в корзину прямо на полотенце и сбежал. Пришлось забрать. Как будто я знаю, какая из них сколько стоит.

Пирожок значительно улучшил моё самочувствие. Я не могла назвать его вкусным после выпечки Тогаля, но для рынка он был определённо хорош. Закончив с первым, я потянулась за следующим.

Я знаю, что мне нужно купить. Мне необходим хороший мешок, в который я смогу складывать приобретённое, и который легко спрятать в ларце. Покупать каждый раз корзину ради перекуса я как-то не готова.

Я  углублялась в торговые ряды. Неожиданно ткани кончились, толпа расходилась в две стороны. Направо начинались прилавки с изделиями из дерева, налево торговали овощами и фруктами. Я ухватила из корзинки ещё один пирожок и пошла туда, где торговали едой. Сегодня я хочу просто научиться здесь ориентироваться, а уж потом…. Я снова улыбнулась.

Где-то через четверть часа я дошла до окончания базара. Точнее, рынок резко изменился. Прилавков под открытым небом больше не было, зато появились деревянные одноэтажные строения, куда можно было заходить. Над каждой дверью висела приколоченная табличка с надписью, или надписи были сделаны прямо на стене краской. Писалось что-то вроде «Добро пожаловать к Фасму, оружейнику». А ещё у каждого строения было огромное окно, к котором был выставлен товар. Мне не были нужны ни ножи, ни глиняные горшки, ни стеклянные наборы флаконов.

Я устала. Первый восторг поутих, и мечта теперь была обыденностью. Нет, всё внутри трепетало от осознания, что я иду по городу, но больше мне не хотелось открывать рот и замирать перед каждой диковинкой. Я ещё раз подумала о том, чего хочу. Во-первых, я должна сегодня разобраться, где что находится. Во-вторых, я хочу посмотреть на лавки магов. Затем обратно во дворец. Как там Яна и Тома без меня? Яну я предупредила, что уйду, но всё же. Надо бы девочкам что-то купить и придумать, что скажу про своё отсутствие. Выдавать правду, что я выходила из дворца, мне отчаянно не хотелось. Не настолько я им доверяю.

Сзади послышался топот, кто-то бежал. Оборачиваться я не стала, а просто подошла ближе очередному торговому домику, чтобы дать бегуну место. Я посмотрела на лежащую в окне россыпь украшений. У наложниц лучше. Топот оборвался. Тот, кто бежал, остановился рядом со мной.

Я резко обернулась. Передо мной стоял запыхавшийся мальчишка, тот самый, у которого я купила пирожки. Он высыпал горсть монет мне в корзину, и также быстро рванул обратно. Я только удивлённо хлопала глазами. Как он меня нашёл? Почему не оставил денег у себя? Ответов не было, зато появилась россыпь медных монет. Я переложила деньги в карман.

Дорога шла вперёд, а строения с окнами сменились деревьями и  кустами. Растения были пыльными, с желтизной, словно им не хватало воды. Может быть, их забывали поливать? И снова строения, только каменные, хоть и одноэтажные. Окон не было. Наверное, именно это место я искала.

- Госпожа желает узнать свою судьбу?

Ко мне обратилась женщина. На вид ей было лет тридцать. Она была босая, в штанах и кофте оставлявшей одно плечо открытым. Волосы незнакомки были собраны в низкий хвост и переплетены гирляндой засушенных ягод. Гадалка. Да, я попала к магам.

Я  не знала, что ей ответить. Слишком много тайн я желала сохранить. Она усмехнулась, словно поняла.

- Редко, чтобы господин, который может себе позволить укутать женщину с ног до головы, выпускал её из дому. Одну. Госпожа, семь медяшек, и я расскажу тебе о магии и магах, а потом ты решишь, нужно ли тебе знать свою судьбу.

Чувства опасности эта женщина не вызывала. Я ответила:

- Расскажи мне о магии.

Гадалка снова усмехнулась и первой вошла во второй по счёту каменный домик. Я вошла сразу за ней. Обстановка чем-то напоминала дворец. На полу ковёр, но старый и потёртый. Здесь была жаровня, но не в центре комнаты, а сдвинута в угол. Свет шёл из небольших, размером с мой кулак, окошек в крыше.

- Сделано так, - пояснила гадалка, - чтобы избежать лишних глаз.

Она уселась на подушку, подобрав под себя ноги, и я пристроилась напротив.

- Чай? – предложила она.

Я кивнула, и в свою очередь предложила остывшие пироги. Гадалка улыбнулась, привередничать не стала, и пирожки мы доели с ней на пару. Когда чай был выпит, гадалка унесла чашки за занавеску. А мне казалось, там стена. Не важно. Она вернулась, и снова устроилась на подушке.

- Есть разные способы гадания. Я могу увидеть твою судьбу, только если ты захочешь. Только очень талантливые из нас способны разглядеть настоящие тайны.

Мне её слова не нравились.

- Нет никакой судьбы. Нет ничего предначертанного.

- И есть, и нет. Будущее существует как вероятность. Я могу увидеть несколько путей и то, куда они приведут, и помочь вступить на тот, который госпоже больше понравится. Есть способы гадания, которые покажут мне твои тайны.

Женщина села ровнее, потянулась, потом вновь заговорила:

- Если гадалка смотрит воду или зеркало, то она хочет увидеть что-то конкретное. Если гадалка сыплет в воду сухие травы или бросает камни, то она  работает с намёками и подсказками. Как бы объяснить? Вот. Если бы я гадала торговцу по травам, я бы могла ему только сказать, что завтра вечером к нему придёт богатый покупатель. И всё. Смотри я в зеркало, я бы смогла описать, как выглядит этот человек, во что он одет, что купит и сколько конкретно монет даст. Но я слабая, так что без твоего согласия в зеркале ничего не увижу.

Я отсчитала ей семь медных монет. Гадалка снова усмехнулась.

- Смотри, госпожа. Вот эти монетки совсем мелкие. Твой пирожок должен стоить две таких. Вот эти средние. Мне семь таких, а бывают ещё крупные, вот у тебя такая.

Она забрала семь средних. Я всё ещё думала, гадать или нет.

- У меня есть проблема, но я не хочу её называть. Ты можешь увидеть путь её решения?

Гадалка усмехнулась.

- Пятнадцать медяшек.

Я кивнула.

- Я только посмотрю в общих чертах. Новые вопросы – дополнительная плата.

Средних монеток у меня почти не осталось. Я дала крупную. Гадалка отдала сдачу, потом принесла небольшой котелок с водой и тканевый мешочек, который протянула мне.

- Спроси у трав, - сказала она, - думай о том, что хочешь узнать, держи его в ладонях, помни, как тесто. Словом, общайся.

Я почувствовала себя глупо. Мешок, порошок из высушенных трав. Но я всё равно постаралась думать о том, что бесплодна, а хочу ребёнка. Лекарь сказал, что искусный маг мог бы меня вылечить. Если вылечусь, то нужно сначала замуж выйти.

- Теперь высыпь травы в котелок.

Я развязала тесёмки и опрокинула мешочек. Гадалка склонилась над котелком, рассматривая, как порошок начинает оседать на дно. Это точно травы? Я наблюдала вместе с гадалкой, и ничего в получившемся месиве не могла понять. Гадалка же стала поддакивать, кивать. Для неё содержимое котла имело смысл.

Она резко посерьёзнела, нахмурилась и отстранилась.

- Плохо, - сказала она.

Гадалка посмотрела на меня, словно оценивая. Что она может понять через скрывающую меня ткань? Вздохнув, она наклонилась над котелком.

- Очень странная картина. Никогда бы не подумала, что у госпожи может открыться такое. Я называю подобное изломом. Есть предначертанное, наиболее вероятный жизненный путь. Причём у тебя вероятность была очень высокой, оно и понятно, ты госпожа. В домах аристократии женщина либо жена, либо служанка до конца своих дней. Ты свой путь отвергаешь и хочешь иного. Ты сама начала чертить себе новую дорогу.

- Слишком общие слова.

- Продолжишь в том же духе, у тебя будет судьба, какой ни у одной женщины не было, и на других повлияешь. Но ты, госпожа, права, общие слова. У тебя не одна проблема, а несколько. Я их вижу как созвездие на небе в тёмную ночь.

Я отвлеклась от котелка и посмотрела на гадалку. Она меня разочаровывала.

- Твои проблемы не решить без мага. Я вижу, что именно маг в так или иначе участвует в решении всех проблем, без него никак.

Как маг поможет мне выйти замуж? Это же тоже проблема. Я не спросила.

- Маги есть очень разные, знаешь? Одни умеют только лечить, другие изготавливают амулеты…. Есть, правда, мастера, которые справятся с любой задачей. Так вот, ты знаешь, что у тебя за проблема. Я расскажу, какой маг тебе нужен. Ты поймёшь, правдиво ли гадание.

- Ты порекомендуешь мне конкретного мага и укажешь, как его найти.

Гадалка кивнула и снова склонилась над водой. Она таращилась несколько минут, лицо её  резко стало не то злым, не то напуганным.

- Я вижу сильного мага, но он плохой. Вокруг него ореол недобрых дел.

Она помотала головой и отстранилась.

- Я лучше верну тебе деньги, госпожа.

- Он поможет мне?

- Да, он решит твои проблемы, но я боюсь его. Возьми деньги.

- Ты согласилась дать мне его имя.

Она помотала головой.

- Я знаю магов. Например, я бы могла сказать, кто изготавливает хорошие амулеты или кто умеет ставить качественную защиту на дом от вторжения, но этот маг, я не хочу иметь с ним дел.

- Имя, - спокойно произнесла я.

Она резко вскинула голову.

- Чтобы назвать его имя, и увидеть, где его найти, я должна посмотреть в зеркало.

Я решила, что это недостаточно веская причина, чтобы отказаться.

- Смотри.

Гадалка побледнела, нахмурилась.

- Знала бы, не связывалась с тобой. В такие моменты я очень жалею, что не могу погадать для себя сама, - она задумчиво помолчала, - За риск я требую… золотой.

У меня, точнее у Яны, золотых монет – пригоршнями можно черпать. Я положила перед гадалкой золотой. Она поднялась на ноги, отошла в угол домика и откинула угол ковра. В полу обнаружилась дыра. Гадалка слила туда содержимое котелка, унесла его за штору и вернулась с овальным зеркалом в простой деревянной раме. Она словно хотела переспросить, уверена ли я, но передумала.

- Подыши на зеркало. Чётко подумай о том, что ты хочешь, чтобы я увидела. Лучше всего повторяй про себя «маг, который поможет решить мои проблемы».

Я так и поступила.

- Достаточно.

Гадалка положила зеркало на пол и уставилась на него каким-то пустым взглядом. Она тяжело дышала и, кажется, ничего не видела. Не хотела видеть. Дыхание её выровнялось. Она наклонилась к зеркалу ещё ближе и вдруг отпрянула с вскриком, похожим на визг. Она смотрела на меня широко распахнутыми глазами. Совладав с дрожащей рукой, гадалка забрала золотой и заговорила тихим хриплым голосом:

- Брюнет сорока лет, поджарый, голубоглазый. Его зовут Чавиш, и он самый ужасный маг, какого только можно представить. Он силён, искусен и он совершенно небрезглив. За золото он сделает любую работу, если будет уверен, что ему сойдёт с рук.

- Как мне его найти?

- Из моей лавки пойдёте направо. Увидите торговый прилавок под навесом. Попросите у продавца амулет сна из корзины. Кладёте его под голову на ночь, и Чавиш вам приснится. Это единственный способ с ним встретиться.

- Во сне? – недоверчиво уточнила я.

- Во сне, а теперь уходите.

Гадалка поднялась на ноги, и мне не оставалось ничего, кроме как уйти. Она не стала меня провожать. Выйдя из её домика, я повернула направо. Лавки, лавки. Маги просто поглядывали на меня с лёгким интересом, гадалки окликали, предлагая свои услуги, но мне уже было не интересно, я искала навес.

Четыре столба с крышей и огромный стол, на котором в беспорядке выложены камни, пучки трав и ворох не совсем понятных вещей. Я подошла к столу поближе. Продавец встрепенулся, улыбнулся, поднял ладони вверх, затем отступил на шаг и опрометью кинулся куда-то в сторону лавок.

Я растерялась, но уже через минуту он вернулся, и за ним спешила женщина, тоже босая и с бусами из сухих плодов, гадалка.

- Госпожа? – обратилась она ко мне.

- Мне нужен амулет сна.

Она вдохнула побольше воздуха, готовясь рассказать мне об амулетах, я поспешно добавила.

- Из корзины.

- О, Ча…, - рот её округлился, она посмотрела на продавца и обернулась ко мне с очаровательной улыбкой, - Одна серебряная, госпожа.

Я положила монету на стол. Её забрал продавец, а мне был передан мешочек.

- Амулет в виде пластинки, - заговорила гадалка, - его нужно положить на ночь под голову. Если всё сложится, вы будете помнить сон.

- А если я не буду помнить?

- Это будет значить, что вам отказано.

Я забрала мешочек. Предположить не могла, что всё так удачно сложится в первый же выход в город, думала, что только посмотрю. Поблагодарив помощницу продавца, я побрела обратно. я как-то не заметила, что уже давно прошло обеденное время. Я очень устала, и даже радость от успеха как-то поблёкла, и бодрость схлынула.

Вспомнила, что собиралась купить мешок, и отказалась от этой мысли. Лучше сошью себе сумку. А вот для Яны и Томы что-нибудь приобрести нужно. И тут меня осенило. Я не хочу говорить, что была на улице, но я хочу, чтобы мою отлучку сочли полезной. Что я могу принести с рынка? Да ничего нужного. А вот магия – другое дело. Я повернула обратно к торговцу.

Женщина всё ещё стояла рядом с торговцем. При моём возвращении они оборвали тихий разговор и уставились на меня.

- Мне нужна ещё пара вещиц попрощё, не столь занимательных.

- Какого рода? – деловито уточнила у меня женщина.

- Что-нибудь защитное.

- Госпожа, защитные амулеты изготавливаются магом под заказчика.

Я разочарованно вздохнула.

- У нас есть амулет, - не глядя на меня, заговорил мужчина,- который покажет, что кто-то сильно желает вам зла. Он очень ненадёжен, сработает, если кто-то просто сильно злится на вас, завидует, не обязательно планирует причинить вред.

- Давайте три.

- За серебрушку отдам, - ответил мужчина, его всё меньше беспокоило, что он разговаривает с госпожой, - Прозрачный камушек на цепочке, чем больше плохих эмоций на вас направлено, тем чернее он становится. Надеть на шею, работать начнёт через час. Если его наденет кто-то после вас, амулет сломается. Снимать можно.

Я положила на стол монету, мужчина протянул мешочек и уронил его мне в ладонь, скрытую тканью.

- Благодарю.

Вот теперь можно возвращаться, но мне не дали.

Порадовать автора:)

  • Номер кошелька ВебМани
    R288365195871

  • Номер карты Сбербанка
    4276880111726075


  • Контакты

  • Нелли Видина: nelly-vidina@yandex.ru
  • Админ сайта: admin@nelly-vidina.ru
  • Группа Вконтакте
  • Страничка на Фейсбуке


  • Новостная рассылка

    Чтобы всегда быть в курсе новинок, вы можете подписаться на новостную рассылку. Для этого отправьте письмо на news@nelly-vidina.ru, в теме письма указать "Подписка на рассылку"


    Подразделы

    © Copyright - Нелли Видина
    E-mail: admin@nelly-vidina.ru